Статья опубликована в № 2782 от 01.02.2011 под заголовком: Рост в запасе

Экономика России выросла в 2010 г. на 4%

Экономика России выросла в 2010 г. на 4%, сообщил предварительную оценку Росстат, – чуть выше, чем ожидало Минэкономразвития. Без структурных изменений экономики больше 4–5% не получится еще долго, считают эксперты

Объем ВВП в 2010 г. составил 44,49 трлн руб. в текущих ценах, в реальном выражении увеличившись на 4% в сравнении с 2009 г. Ранее премьер Владимир Путин сообщал о росте на 3,8% – такая же цифра стояла в декабрьском прогнозе Минэкономразвития. Неплохой результат, подвел итоги замминистра экономики Андрей Клепач.

Рост ВВП все же не дотянул до 4%, пересчитал Александр Морозов из HSBC: деление номинального объема ВВП на дефлятор дает 3,95%. Тем не менее такой итог означает, что в IV квартале годовой темп роста экономики разогнался до 4,8–4,9% (с 2,7% в III квартале), говорит он.

Цифра в 4% получена за счет не только ускорения темпов в IV квартале, но и пересмотра итогов I–III кварталов, считает Владимир Тихомиров из ФК «Открытие». В этом не сомневается и замдиректора Центра развития Высшей школы экономики Валерий Миронов: иначе получается, что рост в декабре в сравнении с ноябрем составил 3,3% (со снятой сезонностью) – такого не бывало не то что за месяц, даже за квартал в прежние годы рекордного роста. По словам Клепача, сезонно скорректированный рост в декабре – 0,7%, в годовом сравнении (к декабрю 2009 г.) экономика вышла на темпы 4,5%.

Некоторые показатели у Росстата явно занижены, полагает главный экономист «Тройки диалог» Евгений Гавриленков. Например, добавленная стоимость в финансовом секторе сократилась на 3%, что странно на фоне роста прибыли банков и кредитования; данные по производству подсчитаны в ценах 2008 г., а по ВВП – в ценах 2003 г., перечисляет он: «Не удивлюсь, если с ВВП будет так же, как с промышленностью» (переход на новую базу расчета индекса промпроизводства привел к повышению прежних оценок его роста). 4% – это лишь нижняя граница диапазона роста ВВП, уверен Гавриленков. Итог кризисного 2009 года Росстат пересмотрел, немного снизив номинальный объем ВВП (с 39,1 трлн до 38,8 трлн руб.) и чуть сократив масштаб реального спада (с 7,9 до 7,8%).

После спада почти на 8% рост на 4% не выглядит впечатляющим, рассуждает Тихомиров. Это, конечно, круглая цифра, но разочаровывающая – с точки зрения низкой базы, ожиданий начала 2010 г. и темпов других стран БРИК, говорит Миронов.

Главным драйвером стало пополнение складских запасов – 3,8 процентного пункта роста ВВП, подсчитал Миронов на основании данных Росстата. Вклад накопления основного капитала составил 0,8 п. п., частное потребление – 1,6 п. п. (в том числе домохозяйств – 1,5 п. п.), вклад чистого экспорта отрицательный из-за более быстрого роста импорта – минус 2,1 п. п. (экспорт – плюс 3,1 п. п., импорт – минус 5,2 п. п.).

Если бы импорт рос вполовину медленнее, темпами 2001–2003 гг. (14–18%), то рост ВВП мог бы составить около 6%, указывает Миронов: «Однако в немалой степени импорт поддерживал инвестиции в основной капитал – быстрее всего росли закупки оборудования». Запасы, в том числе импортных товаров, восстанавливались после кризиса, когда их уровень достиг минимума, в 2011 г. они уже не будут расти так быстро, а значит, и темпы роста импорта замедлятся, говорит Миронов. Но это создает и условия торможения роста промышленности, в этом году, пополняя запасы, она росла быстрее спроса, продолжает он: «И если спрос останется на текущем уровне, то рост экономики может замедлиться до 3%».

Прогноз Минэкономразвития на 2011 г. – 4,2%. По словам Клепача, пока оснований для его пересмотра нет. Когда нет качественного структурного сдвига, движение по инерции обеспечит рост на 4–5% в ближайшие несколько лет, говорит Гавриленков. «Скрепя сердце ставлю [прогноз] 4%», – признается Тихомиров: выше может быть при росте цен на нефть и инвестиций государства, однако его приоритеты – достижение баланса бюджета и новое накопление резервного фонда, поэтому даже в предвыборный год рост расходов будет сдерживаться.

Цены на нефть и металлы растут, в ближайшей перспективе положение с экономическим ростом России «выглядит солидно», возражает Морозов. В этом плане вчерашнее решение ЦБ оставить ставку рефинансирования на прежнем уровне, повысив нормы резервирования, выглядит перестраховкой, считает он: «ЦБ недооценивает риск перерастания инфляции в устойчиво высокую – при мягкой денежно-кредитной политике есть риск получить инфляцию на 2–3 п. п. выше и окончить год с двузначным темпом роста цен». Их скачок в январе был ожидаемым, но, если в феврале темпы инфляции не замедлятся, что вероятно, ЦБ может повысить ставку, однако в реальном выражении она все равно останется отрицательной, считает Тихомиров. Когда денег много (порядка 1,9 трлн руб. на корсчетах и депозитах ЦБ и в ОБР) и спроса на них почти нет (при ставке репо 5% объем сделок почти нулевой), повышать ставку бессмысленно, поддерживает решение ЦБ Гавриленков: это привело бы лишь к росту внешних займов и большему притоку капитала, который ЦБ как раз хочет ограничить, в том числе повышением резервных требований. Дефицита бюджета на фоне высоких нефтяных цен в I квартале скорее всего не будет, темп роста денежной массы замедлится и «снижение инфляции уже предопределено», считает Гавриленков. Минэкономразвития повысило прогноз инфляции с 6–7 до 7–8%, что предполагает ее замедление (около 9% на 24 января).

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать