Финансы
Бесплатный
Наталия Биянова
Статья опубликована в № 2810 от 15.03.2011 под заголовком: Коллекторы вне закона

Геннадий Онищенко призвал 3,6 млн россиян не платить по долгам

Коллекторы в России не имеют права взыскивать долги с банковских заемщиков, вносить должников в черные списки погранслужбы и арестовывать их имущество, заявил глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко. Фактически он призвал не платить по долгам 3,5 млн россиян

Коллекторские агентства – «это полностью неправовое поле», заявил Онищенко. «Никто не пытается ничего объяснить, говорят: твой долг передан коллекторам. А коллекторы уже не обсуждают тему процентов. Они говорят: мы купили твой долг, 15 000, будь добр, отдай». Главное, что беспокоит Онищенко, – это «методы запугивания, телефонный терроризм и разглашение банковской тайны третьим лицам»: коллекторы обещают наложить арест на имущество, включить должника в черные списки погранслужбы ФСБ – кто они такие, чтобы угрожать гражданину? Чтобы поправить все это, Онищенко предложил «создать законодательство».

Коллекторский бизнес растет (см. врез), во время кризиса передавать долги коллекторам стали даже госбанки: в 2010 г. «ВТБ 24» продал им портфель розничных кредитов на 6 млрд руб., в этом году собирается еще минимум на 5 млрд руб.; Сбербанк выбрал несколько коллекторских агентств на тендере.

Отдельного закона о коллекторах действительно нет – банки передают на аутсорсинг и продают просрочку коллекторам, руководствуясь нормами Гражданского кодекса (ГК) об агентских отношениях и о переуступке прав требований от одного кредитора к другому, говорит глава Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств Александр Морозов. Согласно ст. 382 ГК согласия должника при этом не требуется, указывает вице-президент «ВТБ 24» Андрей Осипов. Эта норма ГК вообще к коллекторам неприменима, поскольку они не являются кредитной организацией, возражает начальник управления защиты прав потребителей Роспотребнадзора Олег Прусаков.

Банковской тайне и закону о персональных данных работа коллекторов не противоречит: в кредитном договоре сказано, что данные можно передавать третьим лицам, напоминает Морозов. «В кредитном договоре банк не конкретизирует, кто понимается под третьими лицами, – возражает Прусаков. – Одно дело – бюро кредитных историй, которому гражданин может быть заинтересован передать свою историю, а другое – коллектор».

Наконец, такие меры, как арест имущества, занесение в черные списки «невыездных», принимают не коллекторы, а судебные приставы, исполняя решение суда о взыскании долга, продолжает Морозов. А коллекторы об этом должников только информируют.

Впрочем, Морозов согласен, что закон нужен: проект, по его словам, разработан и сейчас находится в Минэкономразвития на согласовании.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать