Замена госчиновников на профессиональных поверенных не сделает советы директоров центром принятия решений

Реформа корпоративного управления в госкомпаниях сопровождается обсуждением темы дальнейшего вытеснения чиновников из советов директоров, вплоть до замены руководителей министерств и ведомств и их заместителей на посту председателей советов профильных госкомпаний.

В чем причина таких инициатив? С одной стороны, стало очевидно, что концентрация в руках одного чиновника государственной власти вкупе с руководством профильным бизнесом приводит к разрушительным для рыночной конкуренции последствиям. Возникает прямой конфликт между интересами государства, которое должно работать на обеспечение одинаковых правил для всех участников рынка, и интересами компании, которая должна зарабатывать прибыль для своих акционеров, включая то же государство. Причем пострадавшей стороной будет и компания, когда из нее выдавливается наличность для финансирования государственных проектов и затыкания дыр в бюджете, и конкурентная среда, когда госчиновник принимает регулирующие решения в интересах «своей» компании в ущерб другим.

С другой стороны, слишком наглядными в последнее время стали примеры, когда за непрозрачные решения, принятые советом директоров госкомпаний, можно потерять репутацию, «подставиться», да еще и получить повестку в Лондонский суд от недовольных акционеров. А это грозит уважаемому человеку стать невыездным в Америку или страны Евросоюза, что совсем ни к чему. Да и в Госдуме сейчас обсуждаются поправки к закону об акционерных обществах, ужесточающие ответственность членов совета директоров за принятые ими решения.

Светлые умы решили, что чиновникам лучше этой ответственностью поделиться с профессионалами, которые не являются госслужащими – независимыми директорами и «профессиональными поверенными», которые будут представлять интересы государства в советах директоров госкомпаний.

Но ведь проблема заключается в том, что сейчас в компаниях с контрольной долей государства решения принимаются не на уровне советов, а в госоргане, который дает своему представителю в совете директиву по голосованию. И неважно, кто служит «машинкой для голосования» – госслужащий или профессиональный поверенный. Совет директоров в любом из этих случаев носит декоративный характер, оформляя решения акционера. А конфликт между интересами государства и интересами компании все равно остается.

Как его можно разрешить? Существует естественное решение, когда государство, даже будучи акционером, не вмешивается напрямую в хозяйственную деятельность компании, использует регулятивные механизмы (например изъятие ренты с помощью налога на добычу полезных ископаемых или путем тарифной политики). Исключаются прямые директивные решения, продавливаемые через совет директоров. В подавляющем большинстве случаев методов косвенного регулирования оказывается вполне достаточно.

Правда, велик соблазн по-хозяйски вмешаться и порулить, и механизм директив государства служит оправданием такого подхода и инструментом прямого вмешательства в хозяйственную деятельность компании. Директивное управление означает прямое внеэкономическое принуждение. Отказ от этого механизма позволит решить кажущуюся неразрешимой задачу согласования глобальных (интересы государства) и локальных (интересы компании) оптимумов в хозяйственной системе. Компания в этом случае управляется советом директоров, который становится центром принятия решений, а государство накладывает ограничения на область допустимых решений, в рамках которых компания максимизирует прибыль и в то же время вынуждена учитывать интересы государства, социального развития населения регионов, экологию, режим недропользования и прочее.

В случае отказа от директив получается, что никаких поверенных не нужно, и в соответствии с международной практикой работы компаний с госучастием большинство в советах должны занимать независимые директора, которые отвечают перед акционерами за качество принимаемых советом решений своей репутацией и кошельком. А профессиональный поверенный в совете директоров, получающий за эту работу деньги и отвечающий наравне с независимыми директорами за качество решений, вынужден, тем не менее, голосовать по указке государства. То есть он поставлен перед необходимостью отвечать головой за решения, на которые не может повлиять.

Причина появления таких конструкций кроется в непонимании самой сути и роли совета директоров. Если в рыночной среде он является центром обсуждения и принятия стратегических решений, а собственник видит в нем инструмент контроля, то у нас зачастую акционер, активно рулящий бизнесом, смотрит на совет директоров как на неизбежное зло, которое навязывается ему законодательством и требованиями бирж. В период кризиса там, где владельцы выстраивали декоративные советы директоров, им пришлось де-юре возвращаться к оперативному управлению бизнесом, поскольку кредиторы не верили в способность декоративных советов руководить им. А там, где советы директоров были реальными центрами принятия решений, они продолжали выполнять свои функции. Если государство хочет отойти от оперативного управления госкомпаниями «в ручном режиме», придется выстраивать работу советов директоров на полном серьезе, передавать им функции контроля за работой менеджмента и менять чиновников на реально независимых директоров, а не профессиональных марионеток.

Автор - сертифицированный корпоративный директор\r\n\r\n.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать