Финансы
Бесплатный
Евгения Письменная
Статья опубликована в № 2826 от 06.04.2011 под заголовком: Шерпы из ВЭБа

Как иностранцы будут инвестировать в Россию на паях с государством

«Ведомостям» стали известны параметры фонда, который Банк развития создает для привлечения иностранных денег в российскую экономику. Уже в этом году он намерен инвестировать $4–9 млрд, из которых государство даст $1 млрд
Потенциальные партнеры. Суверенные и пенсионные фонды:

Abu Dhabi Investment Authority и Mubadala (ОАЭ), TIAA-CREF (США), APG Group (Нидерланды), Caisse des Depots et Consignation (Франция), China Investment Corporation (Китай), Kuwait Investment Cor­po­ration (Кувейт), Tema­sek Holdings (Сингапур), OMERIS и Alberta Investment Management (Канада), Qatar Invest­ment Authority (Катар), Khazanah Nasional (Малайзия), Mumtalakat (Бахрейн).

Частные фонды:

Goldman Sachs Merchant Banking Division, The Carlyle Group, The Blackstone Group, KKR, TPG, Warburg Pincus, Eton Park Capital Management (США), Hermes и Permira (Великобритания).

Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) не будет традиционным суверенным фондом, заявил «Ведомостям» председатель ВЭБа Владимир Дмитриев: это будет классический фонд прямых инвестиций (private equity), «дополнительный государственный инструмент для привлечения финансовых инвестиций».

Фонд должен быть учрежден к 1 июня, поручил правительству и ВЭБу президент Дмитрий Медведев. Он собирается лично презентовать его в июне на форуме в Санкт-Петербурге. Минфин заложил выделение 62,6 млрд руб. из дополнительных доходов бюджета этого года от высоких цен на нефть, говорится в материалах Минфина (есть у «Ведомостей»). За пять лет государство выделит $10 млрд, чтобы за 10 лет привлечь $60–90 млрд связанных инвестиций.

Чтобы понять, каким должен быть фонд, ВЭБ «предварительно, но обстоятельно» обсудил его модель с долгосрочными инвесторами с активами в $3,2 трлн (список инвесторов см. на www.vedomosti.ru). Россия не является приоритетным направлением инвестиций и проигрывает борьбу за капитал, приводит мнение одного из них Дмитриев: «Нам так и сказали: для большинства инвесторов уже нет БРИК – есть БИК».

Оказалось, что фондам и компаниям удобно работать с фондом прямых инвестиций, но при наличии опытного российского соинвестора, являющегося агентом государства, делится впечатлениями от переговоров Дмитриев: «Флаг государства в лице ВЭБа очень важен, потому что иностранные инвесторы чувствуют себя в России не совсем комфортно – забюрократизированная система отношений, коррупция и просто незнание ситуации». РФПИ обеспечит комфорт в виде обязательств государства соинвестировать и делить риски. Еще одно пожелание инвесторов – государство должно быть единственным партнером в фонде, говорит глава ВЭБа.

Россию называют Диким Западом из-за отсутствия законов, сказал WSJ партнер крупного инвестфонда США, имеющего вложения в России: «Мы работаем со странами по всему миру, но сомнительно, что кто-либо сразу выделит на это миллиарды долларов». «К таким вещам нет большого интереса, чтобы там ни думали русские», – считает он.

Наконец, корпоративное управление должно быть прозрачным и простым. Фонд зарегистрируют в ближайшее время в форме закрытого паевого инвестфонда, пообещал Дмитриев. В штате управляющей компании и совете директоров не будут присутствовать чиновники, обещает он: «Скорее всего это будут профессионалы инвестиционной деятельности, широко известные рынку».

Совет директоров должен соблюдать принцип невмешательства государства в дела фонда, говорит Дмитриев, «чтобы не было даже ощущения реализации директивных сделок». Кто возглавит совет, он не сказал.

Большую часть штата управляющей компании составят иностранные специалисты, но не работающие на конкурентов, продолжает Дмитриев: «Мы будем избегать любого намека на конфликт интересов».

При фонде будет создан международный экспертный совет. Говорить о персоналиях Дмитриев отказался, пообещав, что это будут знаковые фигуры – «политики, ученые, гуру инвестсообщества, представители международных финансовых организаций».

Хотя РФПИ ориентирован на иностранных инвесторов, он не будет закрытым для россиян, пообещал Дмитриев: «Мы не исключаем, что какие-то инвесткомпании в интересах российских или иностранных инвесторов, имеющих российскую юрисдикцию, готовы будут участвовать в фонде. Чем больше инвестиций, тем лучше».

Инвестиционная декларация еще не написана. Пока ясно, что РФПИ будет покупать пакеты до 25%. Минимальный размер инвестиции будет ограничен $50 млн, а максимальный риск одного проекта – $500 млн (5% размера фонда), обозначил Дмитриев. Средний размер инвестиции составит $200–300 млн, подсчитали в ВЭБе, это 30–50 сделок за 10 лет.

Ожидаемый уровень отдачи – более 20%, горизонт инвестирования – 5–7 лет. Выход ВЭБа из проекта будет зависеть от соглашения акционеров, уточнил Дмитриев.

По его словам, фонд не заинтересован вкладываться в добычу полезных ископаемых, он сосредоточится на инвестициях в модернизационные проекты (например, космос, фармацевтику, медицинское оборудование, IT).

«Мы рассчитываем на учреждение фонда и появление первых проектов в этом году», – говорит помощник президента Аркадий Дворкович. Реальные инвестиции в нынешнем году будут небольшими, полагает он.

Дмитриев же собирается до конца года вложить $1 млрд, «уже есть первые прикидки проектов».

С вложением $1 млрд нельзя спешить, предостерегает управляющий партнер «Альтеры капитал» Кирилл Андросов, хорошие проекты в диапазоне от $50 млн до $500 млн найти можно, но структурированных «почти нет», а за существующие идет жесткая конкуренция. «Если до конца года фонд сделает свою первую инвестицию, я буду считать это очень хорошим результатом», – сказал он.

«Поднять на Россию $3 млрд за год – очень трудная задача, ни у одной команды пока не получалось достичь такого результата», – говорит управляющий партнер фонда Quadro Capital Partners (2/3 средств фонда – иностранные) Гедрюс Пукас. По его мнению, ВЭБу придется отвечать на вопросы инвесторов об их track record, почему они будут делать коммерчески выгодные сделки, а не те, которые нужны для государства: «Госкорпорация должна будет доказать, что она в принципе способна зарабатывать деньги».

Опыт у ВЭБа есть, говорит Дмитриев: в прошлом году госкорпорация начала инвестировать вместе с Macquarie Renaissance Infrastructure Fund. Пока привлечено $630 млн, включая $200 млн ВЭБа, закрыта одна сделка на $125 млн.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more