Статья опубликована в № 2836 от 20.04.2011 под заголовком: Из заначки

Инфляция доедает сбережения россиян

Инфляция доела доходы населения: люди тратят сбережения и охотнее берут кредиты. Реальные доходы россиян падают третий месяц подряд на фоне роста оборота розничной торговли

Товарооборот розницы растет – на 4,7% за квартал к тому же периоду прошлого года, сообщил Росстат. При этом уровень реальных зарплат населения остался почти неизменным, а реальные доходы (за вычетом инфляции) и вовсе снижаются. Годом ранее розница росла вдвое медленнее зарплат и в шесть раз медленнее доходов.

Сейчас номинальные зарплаты растут даже быстрее, чем в прошлом году (на 10,1% за квартал против 9,6%), но инфляция догоняет – ее рост ускорился на треть (до 9,5 против 7,2%). Реальные доходы падают третий месяц подряд: за квартал они снизились на 2,9%, а в марте – на 3,4%. При этом розничная торговля продолжает расти, и по итогам года Минэкономразвития прогнозирует рост на 3,8%. По данным Росстата, за квартал оборот торговли продовольствием вырос на 1,2%, а непродовольственными товарами – на 8,3%. Розница растет в основном за счет непродовольственного сегмента, поскольку продовольственный оборот пожирает инфляция, объясняет экономист ЦМАКП Игорь Поляков. А возросшую покупательную способность он объясняет расходованием сбережений.

За январь – февраль норма сбережений снизилась в сравнении с тем же периодом 2010 г. в полтора раза (10,9 против 15,7%) при увеличении доли дохода, направляемого на покупку товаров и услуг (80,1 против 74,7%).

Депозиты не защищают от инфляции, она выше процентных ставок, объясняет директор ЦМИ Сбербанка Ксения Юдаева, зато брать кредит становится более выгодно. Объем депозитов физлиц еще растет, но все медленнее: в сравнении с январем – мартом 2010 г. темп уменьшился вдвое – до 2 против 4,1%, посчитал экономист ЦМАКП Михаил Мамонов. Кредитование физлиц, наоборот, набирает обороты – в марте прирост составил 2,3 против 0,6% в феврале, за весь I квартал – 2,8%. «Мы видим сильный рост кредитования с марта, – говорит член правления Райффайзенбанка Андрей Степаненко. – Однако мы связываем это с тем, что население решило, что кризис заканчивается, и перестало бояться брать кредиты».

Снижением сбережений и ростом кредитования такой разрыв – почти 8 процентных пунктов – между доходами и розницей не объяснишь, сомневается главный экономист HSBC Александр Морозов. В 2007 г. – докризисном пике роста экономики и потребления в кредит – этот разрыв был вдвое меньше: 4 п. п.

Слишком велик и разрыв в показателях розницы и зарплат. В начале 2000-х рост заработков сильно опережал рост розницы – происходило обеление фонда оплаты труда, вспоминает Морозов, а сейчас, возможно, идет обратный процесс – зарплаты уходят в тень. Кроме того, в отличие от I квартала 2010 г. сейчас не было активных продаж валюты и в методике Росстата это могло отразиться как снижение доходов, говорит Морозов. «Думаю, в реальности картина лучше, чем показывает статистика», – резюмирует он. То же и с инвестиционным спросом: инвестиции падают третий месяц подряд, притом растет машиностроительный импорт, а в марте – еще и жилищное строительство, указывает на противоречия Морозов.

По прогнозу Минэкономразвития, рост реальных доходов в этом году составит 1,5% или даже меньше, не исключал директор департамента министерства Олег Засов, это исторический минимум (в кризисном 2009 году был рост на 2,1%). Из-за этого прогноз роста розницы ведомство понизило на 1 п. п. до 3,8%. «Сейчас, скорее всего, мы столкнулись со снижением сбережений, но это разовый эффект», – рассуждает Юдаева. Надеяться на бурный рост кредита при относительно высоких ставках и стагнации доходов тоже не приходится. «Вклад потребления в экономический рост вырос, но никакого возврата к докризисным трендам я не вижу», – резюмирует она.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать