Статья опубликована в № 2859 от 25.05.2011 под заголовком: Ни спичек, ни текилы

Валютный кризис в Белоруссии перешел в экономический

Валютный кризис в Белоруссии перешел в экономический. Россия согласна помочь, но в обмен ждет приватизации примерно одной седьмой части экономики соседа

В Белоруссии народ сметает с полок продукты и технику, у обменников очереди, но валюты в них нет. Межбанковский валютный рынок застыл. «У нас выбрали Martell, Hennessy, нет текилы. В дефиците стиральные порошки и средства женской гигиены, зубная паста. А на прошлой неделе сметали уксус и соль», – рассказал «Ведомостям» менеджер белорусского филиала российской розничной сети. Люди забирают деньги из банков, стремясь вложить их хоть в какие-то ощутимые ценности, говорит сотрудник белорусской компании-экспортера: «Это однозначно приведет к гиперинфляции».

Цены на товары повседневного спроса, продукты выросли в 2–3 раза, топливо подорожало на 25%, передают информагентства. Вчера власти ввели госмонополию на импорт. Проблемы импортеров могут усугубить ситуацию в банковском секторе, не исключает директор ЦМИ Сбербанка Ксения Юдаева: «Не удивлюсь, если произойдет спад экономики в течение 1–2 кварталов, – экономический кризис начинается».

В понедельник нацбанк девальвировал белорусский рубль на 36%, приблизив официальный курс к рыночному. Но одновременно он ввел ограничение маржи банков в 2% к этому новому курсу. Это значит, что в стране снова возникнет множество обменных курсов, бизнес встанет: когда доллар официально стоил 3100 руб., импортеры закладывались на 12 000 руб., говорит менеджер российской розничной сети.

Девальвация будет способствовать росту экспорта и притоку валютной выручки в страну, надеется замминистра иностранных дел Белоруссии Александр Гурьянов. Но девальвации может быть недостаточно – ее эффект съест инфляция, полагает главный экономист «Тройки диалог» Евгений Гавриленков. Экономика попадет в девальвационную спираль, не исключает он: «Это может быть началом конца».

Советник российского президента Аркадий Дворкович винит в происходящем Александра Лукашенко: «Выборы привели к принятию ряда решений, которые дестабилизировали ситуацию» (цитата по «Интерфаксу»). По данным Белстата, рост номинальных доходов населения за январь – апрель превысил 35%.

Россия многие годы поддерживала эту «своеобразную экономическую политику», указывает Гавриленков: скрытое субсидирование Белоруссии за счет пониженных цен на сырье составляло до 8% ВВП страны. Как только Москва стала повышать цены на сырье, дефицит счета текущих операций Белоруссии начал расти – с 3,9% ВВП в 2006 г. до почти 16% в 2010 г. В 2010 г. впервые за многие годы отрицательное сальдо текущего счета было не только с Россией ($8,1 млрд), но и с остальными странами ($0,4 млрд), описывают ситуацию эксперты Центра развития Высшей школы экономики: девальвация стала неотвратимой, в марте в стране возник дефицит валюты. Как раз тогда Лукашенко признал на встрече с редакторами российских СМИ, что «наша модель правильная, но экономически уязвимая».

Белоруссия в очередной раз обратилась за помощью к России.

Однако Россия отказалась давать деньги напрямую, пообещав помощь от антикризисного фонда «Евразэс» в $3–3,5 млрд (Минск просил вдвое больше) в течение трех лет, первый транш в $800 млн поступит в июне, рассказал министр финансов Алексей Кудрин. Но Россия поставила два условия: средства не должны идти на поддержку белорусского рубля, поэтому множественность курсов должна быть ликвидирована (раз), и Белоруссия должна задействовать внутренние резервы – выставить на продажу ключевые активы, которые российские компании безуспешно пытаются приобрести уже несколько лет (два). По оценке МВФ, к которому Белоруссия тоже обращалась за помощью и который тоже настаивает на приватизации, в госсобственности находится 70% белорусских предприятий.

Объем приватизируемых активов составит $7,5 млрд за три года, сообщил Кудрин; это порядка 14% ВВП страны и почти вдвое больше ее золотовалютных резервов ($3,8 млрд на 1 мая). Белоруссия уже возобновила переговоры о продаже 50% акций ОАО «Белтрансгаз», принадлежащих государству, за $2,5 млрд «Газпрому» (50% уже принадлежат российской монополии).

Приватизация необходима, одной девальвацией проблему текущего счета страны не решить, считает Анастасия Головач из «Ренессанс капитала». Но приватизация – крайне непопулярная мера среди бизнес-элиты Белоруссии и может стоить президенту кресла, не исключают аналитики Economist Intelligence Unit.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать