Финансы
Бесплатный
Виктор Четвериков

У российских банков – стресс от тестирования

В посткризисный период особого внимания заслуживают результаты стресс-тестирования проводимого центральными банками. Такие тесты были проведены в Европе и в США, не отстал и наш Центральный банк. Он не только провел подобное тестирование и опубликовал результаты, но и настоятельно рекомендовал кредитным организациям проводить такие тесты регулярно и самостоятельно.

Результаты тестирования оказались далеки от идеальных. Так, в российском банковском секторе только 30% тестируемых оказались способными безболезнено пройти ситуацию, связанную с ухудшением ключевых индикаторов экономики, денежного и фондового рынка. В США показатели тестирования оказались и того хуже. И только европейский регулятор отчитался о том, что банки Старого света обладают высокой устойчивостью к стрессовым ситуациям. Правда потом выяснилось, что риск в отношении долговых бумаг, преимущественно суверенных, был определен не достаточно точно и он значительно выше, но это было уже после публикации официального отчета.

Основная задача, стоявшая перед регуляторами, – определить, насколько у банков достаточно собственного капитала, чтобы сохранить финансовую устойчивость при негативных изменениях рыночной конъюнктуры и отрицательной динамике основных экономических индикаторов. Еще одна важная задача – успокоить потенциальных инвесторов и клиентов. По результатам стресс-тестов банкам было рекомендовано увеличить собственные капиталы до необходимых уровней и в соответствии с уровнем риска активов.

Можно ли сопоставлять исследования, проведенные за рубежом и в России? Ведь если говорить о банковском секторе, то в России он зависит не только от состояния нашей экономики, но и от внешних рынков. Российское исследование носит скорее внутренний, прикладной характер и призвано привлечь внимание банкиров к проблемам недокапитализации банковского сектора. Ситуация в какой то мере парадоксальная, так как большинство банков по расчетам нормативов имеют высокие значения достаточности капитала, в районе 13-15%, что дает им запас к росту уровня риска. Тем не менее, если оценивать активы банков как активы с потенциально более высоким уровнем риска, то мы получим достаточность капитала на уровне 9-11%.

Это может потребовать увеличения капитализации банковского сектора. Иностранные банки существовали с достаточностью капитала и в 6-8% только по той причине, что иначе оценивали риски собственных инвестиций и вложений, что и стало проблемой в последующем.

Однако кризис показал, что достаточность капитала – это, скорее, просто критерий. Гораздо важнее в периоды стрессов поддерживать высокий уровень ликвидности. Это важно еще и потому, что российский денежный рынок продолжает оставаться краткосрочным по своей сути, что исключает его инвестиционную составляющую по определению. Российские банки, за редким исключением, непубличны, а облигационные выпуски хоть и обладают ликвидностью, но по сути своей носят функцию целевого заимствования для распыления рисков среди «инвесторов». Важность показателя «доход на единицу вложенного капитала» в России пока не осознана в полной мере.

О зрелости рынка говорят и действия по итогам стресс-тестов. Если в США и Европе после публикации их результатов акционеры принимают решение об увеличении капитала банков «живыми деньгами», то в России, похоже, банки стали искать альтернативный подход. Интернет пестрит запросами «где найти методику стресс-тестирования». А ведь стресс-тестирование не является шаблоном, оно должно основываться на внутренних бизнес-процессах и учитывать особенности банковского бизнеса в каждом отдельном банке. Именно по этой причине ЦБ России и рекомендовал банкам самим строить такие тесты и проводить их регулярно. Тут нет возможности списать, тут нужно исходить из построенной системы или уже начать ее строить, других вариантов нет.

Поэтому мне кажется, что процентное соотношение готовых и неподготовленных к кризису банков – это скорее всего результат, который мы можем получить, если усреднить всю банковскую деятельность и привести ее к универсальному знаменателю. Я уверен, что для российских клиентов и, возможно, инвесторов гораздо важнее наличие высокой ликвидности, готовность государства поддержать банки (что было доказано в период кризиса) и понимание того, как быстро банки могут восстанавливаться после стресса. Международные же инвесторы очень осторожно относятся к России и не восстановили инвестиционные лимиты после кризиса в полном объеме.

Автор - гендиректор Национального рейтингового агентства.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать