Статья опубликована в № 2914 от 11.08.2011 под заголовком: Трупы под простыней

Анализ: чем ситуация 2011 г. отличается от ситуации 2008 г.

Кредитный кризис 2008 г. поразил рынки, банки и экономики и спустя три года перерос в кризис суверенных долгов и доверия к политикам. Нынешние проблемы не будут иметь столь же разрушительных последствий, думают эксперты
Bloomberg

Девятого августа 2007 г. банк BNP Paribas приостановил вывод средств из трех фондов, в которых были структурные инструменты. С этого момента проблемы в ипотечном секторе США превратились в общемировой кредитный кризис. Спустя год с небольшим обанкротился инвестбанк Lehman Brothers, кредитный кризис стал финансовым, а в мировой экономике началась рецессия. Сегодня рынки снова рушатся по всему миру.

Много ликвидности

Но сегодняшняя ситуация существенно отличается от 2008 г., указывают эксперты. Тогда из финансовой системы выпал целый кусок – высокорискованные ипотечные облигации. Банки и инвестфонды перестали кредитовать друг друга и компании, для многих закрылись и долговые рынки.

Тогда рынки кредитования, в том числе межбанковского (МБК), просто встали, а сейчас работают без проблем, указывает Джефф Эпплгейт, директор по инвестициям Morgan Stanley Smith Barney. Понедельничное 20%-ное падение акций Bank of America не вызвало у него проблем с получением МБК и рефинансированием векселей.

Сценарий 2008 г. не повторится, уверены и участники российского рынка. Падение 2008 г. проходило на фоне сжатой ликвидности, из-за чего в тяжелую ситуацию попали многие, в том числе банки с известными именами, говорит трейдер «Альфа-капитала» Рустам Назиманов. Они фондировалась под залог акций, срок закрытия сделки репо приходился на кризис, заемщик, не имея средств, просил о пролонгации, риски росли, кредиторы поднимали ставки, а потом требовали закрыть сделку и, получив отказ, продавали залоги; начинали срабатывать маржин-коллы у всей цепочки кредиторов и падение усиливалось, вспоминает он. «Сегодня ликвидности достаточно, ставки низкие», – говорит Назиманов.

«В 2008 г. занять деньги на МБК было почти невозможно, а сейчас центробанки дают их практически под нулевые проценты, и на этом можно играть сколько угодно», – указывает вице-президент департамента торговых операций БКС Евгений Студеникин.

Ставки действительно минимальные во всем мире.

Если у ФРС она в 2007 г. была 4,75%, то с декабря 2008 г. – ноль, у ЕЦБ – 4% в 2008 г. и 1,5% сейчас.

Рыночные процентные ставки тоже несравнимо ниже (см. таблицу на стр. 03). Страха тоже меньше – счета центробанков не считаются единственным надежным местом для хранения денег.

Меньше долга

Еще одна проблема трехлетней давности – огромное количество долгов и сложных финансовых инструментов. По данным Fitch Ratings, активы фондов структурных инструментов, достигшие $400 млрд в середине 2007 г., через два года сократились на 95%. Долг в индустрии хедж-фондов (активы – $2 трлн) сегодня лишь в 1,1 раза превышает собственные средства (данные Hedge Fund Research). Банки капитализированы гораздо лучше, заемные средства превышают собственные в 15 раз (в 2008 г. – в 30 раз, у Lehman Brothers – в 44 раза).

Маржин-коллы тоже редки – они срабатывали в понедельник и вторник, но объемы несопоставимы с 2008 г., говорит Студеникин.

На рынке репо сейчас нет таких крупных заемщиков, как «КИТ финанс», фондировавшийся в 2008 г. под залог своих акций и рухнувший. Ставки на рынке репо почти не изменились, но сделки заключают только «овернайт», на больший срок никто не дает, знает Студеникин.

Фундаментально улучшилась ситуация на микроуровне, валютные дисбалансы компаний исправлены, корпоративные долги не играют такой роли, как в прошлый кризис, отмечает главный экономист Deutsche Bank Ярослав Лисоволик.

Факторы риска

Для России основной риск – снижение цен на нефть, отмечают в Citigroup: «В 2008 г. мы оценивали уровень, падение до которого может спровоцировать системный риск, в $50 за баррель, сейчас – около $80». Падение на $15 может через три квартала замедлить рост ВВП на 1,2%, отмечают аналитики «Ренессанс капитала». Цена Brent снизилась с посткризисного максимума в $127,02 11 апреля до $104,24 вчера на 20.00 МСК.

В мире же сейчас отмечается кризис доверия к политикам, которые не могут решить проблему суверенных долгов. Ликвидности и так много и возможности центробанков, для которых она основной инструмент, почти исчерпаны, считает Эрик Ласеллес, главный экономист RBC Asset Management.

У правительств развитых стран на кухне лежат трупы – закредитованные экономики, писал Джером Бут, директор аналитического отдела Ashmore Asset Management: их накрывают простыней, но кровь течет из-под простыни и заливает подошвы их ботинок.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать