Финансы
Бесплатный
Ольга Кувшинова|Евгения Письменная
Статья опубликована в № 2920 от 19.08.2011 под заголовком: Прописана рейганомика

Бороться с инфляцией рекомендовали резким повышением ставок

Правительственные эксперты предлагают быстрый, но болезненный способ победить инфляцию – как поступили США в 1980-х гг. Резкое повышение ставок может притормозить рост ВВП, но зато в разы снизит инфляцию и создаст условия для инвестиционного роста экономики
Reuters

Инфляция – главный бич нашей экономики: она снижает сбережения, создает дефицит длинных денег, делает инвестиции рискованными, затрудняет преодоление бедности и ведет к росту социального напряжения, перечисляют авторы «стратегии-2020».

Сохранение высокого роста цен стало результатом политики последних 10 лет. Опора на благоприятную внешнюю конъюнктуру в 2000-х гг. способствовала росту экономики и уровня жизни, но создавала угрозу макроэкономической стабильности, говорится в докладе. Растущий разрыв между высоким спросом и низким внутренним предложением (производство росло медленнее ВВП, а спрос – в несколько раз быстрее) даже без падения цен на нефть через 2–3 года привел бы к девальвации, особенно разрушительной из-за большого внешнего долга компаний и банков. Рост госрасходов на 25% в год и кредита на 50% привели к перегреву экономики и не давали одолеть инфляцию. Она хотя и снизилась с 36% в 2000 г. втрое, но застряла около 10% и ни разу не уложилась в объявляемые Центробанком ориентиры.

ЦБ и правительство пытались решить две несовместимые задачи, сдерживая одновременно рост цен и колебания курса рубля, по факту выполняя только второе.

Чтобы экономический рост опирался на внутренние инвестиции и был менее зависим от внешних условий, необходимо скорректировать приоритеты денежной политики, пишут эксперты. Выбор между снижением инфляции, т. е. стабильностью рублевых цен, и стабильностью обменного курса, т. е. цен в иностранной валюте, по их мнению, очевиден. Уже в 2013–2014 гг. инфляцию можно снизить до 4,5–5%, а затем поддерживать в коридоре «инфляция в ЕС плюс 1,5–2%» (по итогам 2010 г. инфляция в ЕС – 2,1%), говорится в докладе. Для этого в 2012–2014 гг. нужен ряд радикальных мер.

ЦБ должен поддерживать ставку рефинансирования на 1 п. п. выше инфляции (т. е. сейчас она должна быть 10%, а не 8,25%), повысить ставки по депозитным операциям и репо, ограничить кредитную активность банков за счет увеличения резервных требований, расширить коридор колебаний курса рубля и последовательно сокращать целевые валютные интервенции.

От правительства потребуются интенсивные меры по демонополизации экономики – борьба с картельными соглашениями, снятие барьеров для конкуренции, – а также ограничение роста тарифов уровнем годовой инфляции.

Результатом станет быстрое – за год-два – двукратное снижение темпов роста цен, до 4,5%, снижение ставок по кредитам до 5,5–6% при депозитных ставках около 5%, т. е. выше инфляции. Кроме того, такие меры помогут повысить уровень монетизации экономики, создать предпосылки для придания рублю статуса резервной валюты, а население забудет, что такое долларизация.

Сложность в том, что подобная «шоковая терапия» имеет ряд негативных последствий: курс рубля станет более волатильным, что уменьшит конкурентоспособность промышленности; высокие ставки приведут к сокращению кредитования экономики и инвестиций, перечисляют эксперты, и в результате темпы ВВП замедлятся. Для снижения этих рисков авторы стратегии предлагают усилить антиинфляционные монетарные меры экономическими и налоговыми: реформирование монопольных секторов, расширение конкурентности внутренних рынков и прочее улучшение деловой среды, снижение налоговой нагрузки (в частности, на сырьевой сектор, на доходы граждан, изменить налогообложение малого бизнеса, оптимизировать предоставление льгот и т. д.).

Негативные эффекты краткосрочны, а снижение инфляции позволит создать с 2013 г. базу для роста долгосрочного: появятся длинные деньги. Если же ничего не менять, то темпы роста экономики в 2012–2014 гг. будут выше, а затем она начнет испытывать хроническую нехватку инвестиций и, соответственно, источников роста.

Подобную антиинфляционную политику провели в начале 1980-х президент США Рональд Рейган и глава ФРС Пол Волкер, что позволило за два года снизить инфляцию с 10–13% до 3–4%. Это сопровождалось падением годовых темпов роста ВВП втрое, с рецессией в течение квартала, но рост быстро возобновился. «Продолжительность периода замедления роста при активной и последовательной антиинфляционной политике не превышает 1–1,5 года», – сравнивают эксперты.

Снижение инфляции до 3% за 3–4 года – абсолютно правильная мера и тут все средства будут хороши, одобряет чиновник Минфина. В краткосрочном периоде это действительно прижимает рост, но это и так произойдет, говорит он, а в долгосрочном – создает новые, фундаментальные условия для роста: «Деньги становятся дешевыми, становятся длиннее, что дает рывок для экономики». Так что предлагаемые меры нельзя назвать шоком – это скорее некая перестройка, продолжает чиновник: «До всех мозгов должно дойти, что теперь инфляция будет низкой, что деньги надо тратить эффективно, что больше не нужно участвовать в гонке цен, а перестроиться на снижение издержек, операционных расходов и т. д.».

При инфляции в 10% экономика просто не может жить – и снижать нужно резко, а не «резать хвост собаке по частям», одобряет директор по макроэкономическим исследованиям ВШЭ, бывший первый зампред ЦБ и замминистра финансов Сергей Алексашенко. Торможением экономики тут не напугать, согласен он: «У нас и так стагнация при высокой инфляции – хуже этого ничего быть не может». Но насчет способов можно спорить, возражает Алексашенко: в ресурсной экономике ЦБ никуда с валютного рынка деться не сможет, иначе «ничего хорошего от этого не выйдет». Развивающиеся страны-нефтеэкспортеры, как правило, все имеют фиксированный курс, указывает он.

Цель правильная – предложения нереализуемы, считает экономист HSBC Александр Морозов: в них нет связи с бюджетной политикой, а одними монетарными мерами не обойтись. Кроме того, когда цены на нефть не растут, угроза роста денежной массы за счет интервенций ЦБ уходит на второй план, указывает он: «Рекомендация, которая дана, – она для другой макроэкономической ситуации, которой уже нет». Участие ЦБ на валютном рынке снизилось, либерализация курса высокая, валютная политика регулятора уже перестала быть источником денежного предложения. Инфляция, если ничего не делать, и так снизится до 7,5% в 2012 г., ожидает Морозов, а для ее дальнейшего снижения сейчас главной мерой было бы отсутствие поддержания банковской ликвидности со стороны Минфина, который, наоборот, активно кредитует банки, искусственно удерживая ставки на низком уровне. Выравнивание ставок денежного рынка со ставкой рефинансирования привело бы к ужесточению денежной политики само по себе, продолжает Морозов: «Этого может оказаться достаточно, чтобы инфляция снизилась до 4–5% уже к середине 2013 г.». В качестве мер по сокращению финансового бремени предприятий актуальнее снижение административных и коррупционных издержек, которые сопоставимы с налоговыми, указывает он.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать