Финансы
Бесплатный
Михаил Оверченко

Инвестбанкиры UBS могут остаться без бонусов

Потерявший $2 млрд трейдер написал во вторник на своей страничке в Facebook: "Нужно чудо"
AP
К. Адоболи
К. Адоболи

Сотрудники инвестиционно-банковского подразделения UBS могут остаться без бонусов по итогам года из-за трейдера Квеку Адоболи, который потерял $2 млрд на несанкционированных операциях. Ему сегодня предъявлено обвинение в мошенничестве.

У UBS достаточно капитала, чтобы перенести эту потерю: по оценке аналитиков Mediobanca, убыток швейцарского банка в III квартале может составить 560 млн франков, а коэффициент достаточности капитала – снизиться на 50 базисных пунктов до все еще весьма высоких 15,8%.

Но убыток может уничтожить бонусный пул. Если инвестбанковское подразделение не получит прибыли по итогам года, в силу вступит пункт в договорах банкиров, который позволит UBS существенно сократить или вовсе не выплатить бонусы сотрудникам, чье вознаграждение привязано к совокупной рентабельности подразделения, сообщает Financial Times. В первом полугодии инвестбанковское подразделение получило 1,2 млрд франков ($1,37 млрд) доналоговой прибыли; с учетом потерь Адоболи в размере $2 млрд у подразделения сейчас дыра в $630 млн.

На данный момент UBS отложил в бонусный пул для инвестбанковского подразделения 3,4 млрд франков ($3,9 млрд), указывает FT.

Уроженец Ганы, почти 20 лет проживший в Великобритании, 31-летний Адоболи, впрочем, оставил возможное указание на грозящую катастрофу на своей страничке в Facebook. Во вторник он написал: "Нужно чудо". Адоболи был арестован в 3.30 утра в четверг, после того как менеджеры UBS обнаружили его сделки во второй половине дня в среду.

Лондонская полиция сегодня сообщила, что предъявила Адоболи обвинения в мошенничестве с использованием служебного положения и в фальсификации отчетности. Риск-менеджеры UBS стали распрашивать Адоболи о сделках в среду, рассказал The Wall Street Journal человек, знакомый с ситуацией в банке. По его словам, после этого Адоболи уехал домой, откуда прислал менеджерам электронное письмо, в котором признался в несанкционированных сделках.

«Это просто шок, ужас, в это невозможно поверить, – сказал FT бывший коллега Адоболи. – Это был абсолютно честный, прямой, очень добросовестный человек. Вне всякого сомнения, вы бы никогда не подумали на него, узнав о таком убытке». В UBS он работал с 2006 г., в подразделении Delta One, которое торгует ценными бумагами, отслеживающими динамику активов, лежащих в их основе. Обычно это свопы или биржевые фонды (ETF) – в основе последних могут быть акции из индекса, золото, сырьевой товар и проч., а паи фондов свободно обращаются на рынке, что делает их очень популярными у инвесторов, которые таким образом получают легкий доступ к широкому кругу инструментов. Конкретных деталей относительно того, как Адоболи потерял столь большую сумму и почему риск-менеджеры UBS этого не заметили, пока почти не появилось. «Это может быть что угодно, может, операции по хеджированию, – сказал FT один финансист, работающий с такими инструментами. – Но при таких размерах убытков говорить о том, что это были ETF, не приходится. Слишком большая сумма. Биржевые фонды – низкомаржинальный бизнес, на них очень сложно сделать значительные деньги».

Потери UBS усилили критику в отношении его инвестбанковского бизнеса, призывы к его сокращению и сосредоточению на основной деятельности банка – управлении благосостоянием. «Мы ожидаем, что акционеры и [швейцарский финансовый регулятор] FINMA окажут на UBS значительное давление и потребуют пересмотреть работу инвестбанковского бизнеса… Трейдинговый убыток будет последней каплей, что приведет к серьезной реструктуризации», – написали в отчете аналитики JPMorgan Chase.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать