Статья опубликована в № 2942 от 20.09.2011 под заголовком: «Слияние – это процесс сложный и опасный, но неизбежный»,- Сергей Саркисов,председатель совета директоров группы РЕСО

Сергей Саркисов: «Слияние – процесс сложный и опасный, но неизбежный»

Какие возможности открывает альянс с ВСК для РЕСО? Кто интересуется покупкой РЕСО, и когда у компании может появиться новый акционер? Рассказывает Сергей Саркисов
А.Махонин
1987

руководитель представительства «Ингосстраха» на Кубе

1993

генеральный директор «РЕСО-гарантии»

2004

председатель совета директоров «РЕСО-гарантии»

2007

председатель совета директоров группы РЕСО

«РЕСО-гарантия»

Универсальный страховщик. Акционеры: братья Сергей и Николай Саркисовы (по 27,2%), Axa (36,7%), ЕБРР (6,3%), Андрей Савельев (2,5%). Страховые премии (2010 г., данные ФССН) – 35,8 млрд руб. Страховые выплаты – 19,4 млрд руб. Прибыль – 3,8 млрд руб.

Отдача от бизнеса

«РЕСО-гарантия» стала рекордсменом среди российских страховых компаний по размеру дивидендных выплат. За 2010 г. владельцы компании получат 2,8 млрд руб. Более половины этих денег достанется основным акционерам – братьям Сергею и Николаю Саркисовым. Ведомости

Сергей Саркисов с улыбкой вспоминает, что они с братом Николаем никогда не расставались с контролем в «РЕСО-гарантии» – в разные годы треть страховщика принадлежала Инкомбанку, Автобанку, Александру Мамуту. Уже почти четыре года в роли миноритария французская Axa. Продажа контроля и выход из бизнеса – это почти всегда вопрос цены и экономической целесообразности сделки, рассуждает Саркисов через час после объявления о сделке по созданию альянса с ВСК, где к РЕСО перейдет контроль над блокпакетом. Почти всегда – потому что есть ответственность перед сотрудниками, многие из которых создавали РЕСО с Саркисовыми и их соратниками в начале 1990-х.

В РЕСО царит особый корпоративный дух, вторит Сергею брат Николай. Знакомые их слова подтверждают – даже бывшие работники компании вместе ходят в походы и поднимаются в горы. Почему Саркисовы выбрали в партнеры именно Сергея Цикалюка и что их сделка значит для рынка, Саркисов-старший рассказал «Ведомостям».

– Как возникла идея купить долю в ВСК и стать партнерами с Сергеем Цикалюком?

– Часть наших посылов совпадала, в частности желание быть больше и сильнее. Для нас это решение было очень взвешенным, оно прорабатывалось с различной степенью интенсивности последние три года. На сегодняшнем этапе были три основные причины: во-первых, нам очень нравится компания ВСК, из некэптивных страховщиков это самая эффективная и доходная компания. Нам нравится система корпоративного управления в ВСК, хотя она и отличается от той, что есть в РЕСО. Мы давно знакомы с Сергеем Цикалюком, почти 20 лет, и вместе прошли на рынке путь от никому не известных компаний до тех, кто входит в пятерку лидеров. Сергей проявил себя как профессионал и порядочный человек, с которым хочется иметь дело. Это большой успех – иметь таких личностей в партнерах. И третье. Несмотря на то что РЕСО растет быстрее рынка, чтобы быть лидером, нам не хватает нашего органичного роста. И создание альянса или слияние – это путь к более эффективному движению вперед.

РЕСО в последние годы показывает хорошие результаты, компания перекапитализирована, и инвестиции в успешный и хорошо знакомый нам бизнес – это самое правильное вложение капитала.

– Компании будут работать самостоятельно, как и работали?

– До принятия решения о слиянии, если оно вообще будет принято, мы будем работать абсолютно автономно с коммерческой точки зрения. Поскольку система управления ВСК нам нравится, а наша – нас устраивает и с учетом разных позиций в регионах ситуацию менять ни в коем случае нельзя. Компании работают успешно и пусть продолжают это делать. Команды нам нравятся, мы подбирали лучших людей на рынке, в РЕСО и ВСК работают лучшие продавцы. Будет координироваться стратегия, наши позиции в союзах страховщиков, наши позиции по ситуациям на рынке. Координация будет осуществляться на уровне совета акционеров, которые будут принимать совместные решения для более оперативной и гибкой работы группы. Мы сможем экономить на отношениях с партнерами: за счет большей загрузки ремонтных центров сможем получить определенные скидки, будем работать вместе с медучреждениями, совместно развивать софт. Не исключено, что создадим общую базу данных и т. д.

– Возможно ли слияние двух компаний?

– Я очень осторожно говорю об этом, поскольку это процесс сложный и опасный, при этом мы понимаем, что это процесс неизбежный. Через 5, 10, 15 лет – но не раньше, чем компании будут к этому готовы.

– Что будет с кадрами?

– В страховании самое главное – люди, и для нас важно сохранить команду ВСК, поскольку они делают эту компанию успешной. Такие люди на рынке собираются десятилетиями, и для нас важно это сохранить – и в РЕСО, и в ВСК. Компании станут сильнее, и у менеджеров должна быть мотивация работать в сильной, лучшей компании. А если люди в таких ситуациях уходят – ну что ж, значит, не очень адекватные люди, наверное.

– Как быть с внутренней конкуренцией в группе, не опасаетесь ее?

– Вот хороший пример – сильные позиции РЕСО на Северо-Западе и конкретно в Санкт-Петербурге, где у компании два успешных филиала, конкурирующих друг с другом, и директора с характером. Бизнес там развивается хорошо, и этот опыт можно перенести на наше партнерство. То же самое можно сказать о Казани, где у РЕСО три филиала.

– Какие еще плюсы ждете от сделки?

– Очень важный вопрос – с перестраховщиками, которые могут снизить ставки для нас. То же самое с кредитами – такое финансирование может стать дешевле.

– Какова оценка ВСК перед сделкой? Я слышал о большом разбросе – от $1 млрд до $2 млрд?

– Оценка укладывается в этот коридор, большего я сказать не могу (улыбается).

– Проясните историю с Аха, которая является акционером РЕСО. Они не готовы выкупить контроль в компании у вас с братом?

– Axa купила в свое время у РЕСО трехступенчатый опцион, за который заплатила деньги. Первый опцион истек в позапрошлом году, второй – в прошлом, третий истекает 31 декабря 2011 г. Те процедуры, которые Аха должна была совершить для обязательной реализации опциона, она не совершила. Аха не дала пока официального ответа, что она исполнять опцион не будет. Но мы с уверенностью говорим, что РЕСО с 1 января 2012 г. вступит в новую для себя эпоху – эпоху свободной невесты.

– Что значит это для ваших отношений с Аха?

– Это значит, что изменится структура межакционерного соглашения. По этому соглашению до истечения опционного соглашения у нас был определенный набор обязательств, которые, естественно, после истечения этого срока поменяются. Мы становимся намного более свободными, при этом остаются определенные ограничения, связанные с защитой прав миноритарного акционера, к которому мы всегда относились с большим уважением. Даже сделку с ВСК, которую мы не были обязаны согласовывать с ними, мы согласовывали и получили согласие.

– А теоретически может сложиться такая ситуация: РЕСО становится привлекательной невестой, у нее появляется жених, в результате вы и Аха выходите из РЕСО?

– Аха в соответствии с обычной практикой будет следовать нашему решению. Если мы сочтем экономически целесообразными какие-то, скажем так, сделки купли-продажи, поглощения или слияния, Аха будет обязана или соглашаться на эти сделки, или сделать нам более привлекательное предложение.

– Но вы такие переговоры, консультации не имеете права вести до 31 декабря 2011 г. в соответствии с межакционерным соглашением?

– Да. И мы такие переговоры не вели ни с кем.

– А вы интерес потенциальных покупателей чувствуете?

– Пока нет. Потому что мы не скрывали, что у нас действует опцион до конца года. Вот после 31 декабря что-то появится. На недавних встречах в Монте-Карло, например, большой интерес проявляли китайцы.

– К вам или к российскому рынку?

– К российскому рынку. Они сказали, что они этот рынок не знают. Там была очень представительная делегация. Они прослушали от моего партнера целую лекцию о российском рынке. Такое представительство и время, которое они потратили на изучение этого вопроса, говорят о том, что интерес у них есть. Мы не говорили с ними конкретно о продаже РЕСО, рассказали про рынок, про нашу компанию, про перспективы рынка. Fair Fax проявляла интерес ко всей нашей международной группе РЕСО. Это канадская страховая группа, самая быстрорастущая в мире страховая группа, капитализация – больше $6 млрд, ее акции торгуются на Торонтской бирже. Известны тем, что купили в Восточной Европе Polish Re. И они очень интересуются нашей международной группой. Мы с ними разговаривали по этому поводу очень серьезно. Приезжал впервые в истории Монте-Карло контролирующий акционер и СЕО этой группы. Очень интересный человек. Его называют «канадским Баффеттом».

– Ваша сделка с ВСК может ли поднять интерес иностранцев к российскому рынку?

– Я уверен, что да! Во-первых, появились честные и красивые сделки среди российских участников рынка. Потому что до этого были поглощения, либо отъем бизнеса, либо уничтожение бизнеса – все действия были либо силовыми, либо вынужденными. Нынешняя сделка – это первая сделка между крупными российскими финансовыми институтами, которая делается открыто исходя из экономической и стратегической целесообразности. Мне это очень нравится. Я очень горжусь тем, что я дожил на этом рынке до такого уровня и рода сделок. Потому что, конечно, 20 лет назад, когда мы все только начинали заниматься этим бизнесом, я подобного не мог себе и представить. Интерес всегда к растущим рынкам, и таких рынков осталось не так много, но у иностранцев был страх, непонимание этого рынка. Потому что сначала рынок рос на схемах, потом вообще непонятно чем занимался, потом налоговым планированием занимались, потом, после появления ОСАГО, наконец российский рынок начал приобретать цивилизованные черты. Сейчас этот рынок становится все более и более регулируемым, прозрачным. Несмотря на мою энергию, мне до сих пор не удалось пробить введения обязательной системы международной финансовой отчетности для страховщиков. Но я надеюсь, и этого мы добьемся. Я этого добиваюсь уже шесть лет. Это нужно для защиты интересов страхователей, чтобы их не кидали. И тогда инвесторам будет понятней. Смотрите, ВСК перешла же на систему международной финансовой отчетности.

– И вам – с точки зрения сделки – стало проще...

– Да, и нам стало проще. Это такие базовые вещи, на которые пока мало кто обращает внимания, но они являются базовыми для привлечения инвестиций. Та же Аха, когда мы начали обсуждать нашу сделку, первый вопрос задала: сколько лет вы ведете международный аудит, кто ваш международный аудитор?

– Пакет акций РЕСО в залоге у Axa под кредит. Каково будущее этого кредита?

– Кредит выдан нам до 2013 г. Деньги для осуществления расчетов по кредиту у нас есть, просто они работают на финансовых рынках. Мы кредит использовали как инвестиционный фонд холдинга. Наш холдинг является крупным инвестиционным фондом. Мы вкладываемся в ценные бумаги, в акции, в металлы и т. д., а деньги были очень дешевые, так что грех было не воспользоваться. Деньги в наличии, мы в любой момент могли бы рассчитаться.

– Дивиденды РЕСО рекордные платит – по итогам 2010 г. около $100 млн. Раньше компания таких дивидендов акционерам не платила.

– Но так было ведь не всегда. Пять лет назад мы инвестировали все деньги в развитие компании. Сейчас, когда у нас появились деньги Аха, мы смогли их инвестировать. Поэтому и появилась возможность выплачивать дивиденды.

– Дальше каким вы видите развитие компании?

– У нас вместе с ВСК появился мощный менеджерский ресурс, очень хороший успешный опыт работы в России, и почему бы это не использовать для покупок? Почему не вкладывать в профильный бизнес, а вкладывать в ценные бумаги? Такие планы есть, они реальны и сейчас легче осуществимы, чем некоторое время назад, потому что РЕСО всегда была ограничена в менеджерском ресурсе. За счет того что мы развиваемся в странах СНГ, нам всегда не хватало людей.

– А на какие-то европейские активы уже смотрела компания, вы – как инвесторы?

– Нет еще. Мы пока смотрели российский рынок. Но, к сожалению, там выбор тоже не ахти.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать