Каковы изъяны в деятельности рейтинговых агентств?

Рейтинговые агентства модно критиковать. Обычные обвинения – «прозевали» кризис и не увидели риски, которые погубили крупнейшие инвестбанки, очень медленно оценивают изменения и не успевают за развитием событий, политизированы и необъективны.

Если внимательно изучить критику рейтинговых агентств за два периода – 2008-2009 гг. и 2011 г. – получается весьма парадоксальная картина. Три года назад агентства обвиняли в тотальном завышении рейтингов, излишней мягкости. Сейчас напротив: после снижении ряда страновых рейтингов (европейских стран и даже США) критика резко изменила направленность. Теперь агентства обвиняются в чрезмерной жесткости, а снижения рейтингов становятся уже сами причиной усугубления финансовых проблем в отдельных странах, банках и компаниях.

Где же правда?

Для начала очень важно разделять классические кредитные рейтинги (эмитентов, банков), суверенные рейтинги и рейтинги производных инструментов – в частности, тех самых обеспеченных ипотечными кредитами облигаций, из-за которых и начался кризис. Обоснованных претензий к кредитным рейтингам компаний достаточно мало (кроме того, что они иногда запаздывают и во многих странах занижены по отношению к американским компаниям). По крайней мере, статистика доказывает, что, в целом, модель работает и, действительно, вероятность дефолта растет постепенно по мере снижения уровня рейтинга, и это характерно для любого из крупных агентств.

А вот с деривативами действительно вышло не очень хорошо. В 2008 г. в мире было лишь чуть больше десятка компаний и банков с наивысшим рейтингом и столько же стран. А траншей секьюритизированных ипотечных бумаг с таким же рейтингом ААА – десятки тысяч. И по общему объему они были как-то уж чересчур больше всей мировой экономики. Здесь, очевидно, произошел методический сбой – важные предпосылки были не учтены, агентства верили, что рынок недвижимости будет всегда расти, а ипотечные бумаги за счет своей диверсификации всегда дают низкий риск – особенно верхние, обеспеченные наиболее качественными активами, транши. Однако когда заемщики посыпались массово, модель рейтингов этих бумаг показала свою неадекватность.

Впрочем, вешать всех собак исключительно на агентства тоже не очень правильно.

Инвесторы (пенсионные фонды, страховщики, банки) были и «сами обманываться рады»: им нужен был безрисковый (пусть даже формально) инструмент, но с приемлемой доходностью. Правительство США также не осталось в стороне – стимулирование ипотеки как главного драйвера потребительского и инвестиционного спроса сыграло ключевую роль во всей этой истории.

Какие реальные изъяны можно выделить в рейтинговой деятельности сейчас? Основных, пожалуй, два.

Первый. На локальных рынках (в том числе в BRICS) агентства зачастую очень сильно штрафуют местные компании и банки, поскольку не понимают правила игры, особенности работы рынков, делового оборота и суть рисков на этих рынках. Были даже специальные исследования на эту тему: в Японии и Южной Корее было статистически доказано, что вероятность дефолта компаний и банков с рейтингами от «большой тройки» системно ниже, чем у американских компаний и банков с аналогичными рейтингами. А у суверенных эмитентов – выше.

Второе. Запаздывание по сравнению с рынком. Допустим, у эмитента проблемы: участники рынка уже реагируют, спрэды по бондам подскакивают, а агентство начинает длительную процедуру рассмотрения, запрашивает кипу отчетности и берет паузу на пару месяцев.

Вся остальная критика не всегда объективна.

Снижение рейтинга США вызывало бурю эмоций. А почему? Агентство S&P ведь не снизило его до спекулятивного или преддефолтного уровня. Вместо наивысшего рейтинг стал чуточку ниже. А разве все не говорят о бюджетных проблемах США?

Кстати, именно тут возникает реальная проблема с рейтингами, особенно с суверенными. Почему-то постоянно происходит подмена понятий: суверенные рейтинги вместо того, чтобы быть исключительно оценкой вероятности исполнения/неисполнения суверенного долга становятся измерителем: 1) уровня рисков в данной стране и точкой отсчета для локальных компаний и банков при рейтинговании; 2) оценкой инвестиционной привлекательности страны и делового климата; 3) оценкой некредитных рисков страны; 4) инструментом политического давления; 5) измерением «успеха экономических реформ» и уровня «рыночности» экономики.

Все это глупости. Рейтинг – это оценка способности отвечать по государственным долговым бумагам. То есть платежеспособности правительства. Только и всего. Интересно, правда ли многие считают, что на данный момент у России (рейтинг ВВВ) эта способность ниже, чем у Италии (рейтинг А)?

Кредитные рейтинги – это, конечно, худшая из систем оценки рисков. Но все остальные еще хуже.

Автор - заместитель гендиректора рейтингового агентства \"Эксперт РА\".

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать