Финансы
Бесплатный
Маргарита Лютова|Мария Амирджанян
Статья опубликована в № 2970 от 28.10.2011 под заголовком: Подушка под бюджетом

Экспортеры нефти хеджируют риски

Опасаясь падения цен на нефть из-за замедления мировой экономики, страны – экспортеры нефти хеджируют риски. России финансовые инструменты не пригодятся: ее подушка безопасности – это резервный фонд

Катар вслед за Мексикой решил застраховаться от возможного падения цен на нефть в следующем году. За последние 20 лет Катар страховался от дешевой нефти лишь несколько раз, а Мексика хеджирует ценовые риски ежегодно, ее сделки – крупнейшие в хеджировании рисков государствами. В предыдущие годы Мексика тратила на страховку от дешевой нефти примерно по $1 млрд.

В августе стало ясно, что производители нефти намерены подстраховаться и на 2012 г.: количество опционов с исполнением контракта в следующем году резко возросло, рассказали FT брокеры из Нью-Йорка, Лондона и Женевы. Мексика и Катар приобрели опционы на продажу нефти: они дают право продать нефть в будущем по заранее установленной цене. Мексика, по оценкам брокеров, застраховала продажу примерно 800 000 баррелей в день (производство в 2011 г. – 2,9 млн баррелей в день) по цене около $75 за баррель нефти марки WTI. Катар заключил опцион примерно на 200 000 баррелей в день (производство – 0,8 млн), цена не раскрывается.

России вряд ли нужна страховка от дешевой нефти, считает главный экономист ФК «Открытие» Владимир Тихомиров. «Вопрос и в том, кто возьмется страховать и по какой цене», – рассуждает он. У России и так есть страховка на случай падения нефтяных цен – резервный фонд (на 1 октября в нем было 823,9 млрд руб., к концу года будет 1,66 трлн, говорил и. о. министра финансов Антон Силуанов. – «Ведомости»), говорит Тихомиров: он поможет российской экономике год-полтора продержаться при цене нефти в $60–65, считает он, а потом придется секвестировать бюджет или наращивать заимствования.

Непонятно, от какого именно снижения страховаться, замечает главный экономист «Тройки диалог» Евгений Гавриленков, да и Бюджетный кодекс не предусматривает возможности заключать такие опционы. Нефтяные компании тоже не интересуются опционами, знает Гавриленков: ожидания у них, как правило, оптимистические, а дополнительные издержки на такие финансовые продукты никому не нужны. Экспортеры, которым подобные финансовые продукты нужнее всего, и так отдают большую часть выручки государству, говорит Гавриленков.

Пока цены на нефть выше указанной в опционах Мексики. Вчера баррель WTI торговался по $93 (минимальная цена за 2011 г. – $75,9, средняя с начала года – $97). А если США все-таки запустят третий раунд программы количественного смягчения, то в ближайшие полтора года нефть может подорожать до $130–140, предупредил вчера руководитель отдела сырьевых исследований Bank of America Merrill Lynch Франсиско Бланш. Это «болевой порог» для мировой экономики, пишут аналитики Bank of America. 9% мирового ВВП уже тратится на энергоносители, что соответствует уровням перед рецессиями 1980-х гг. и 2008–2009 гг., подсчитал Бланш.

Новая масштабная программа количественного смягчения – вполне реалистичная перспектива, ее объем может составить около $1 трлн, считает главный экономист BNP Paribas Юлия Цепляева. Но даже в таких условиях цена барреля нефти не превысит $116, говорит Цепляева, ведь мировая экономика по-прежнему растет очень низкими темпами и может продолжить замедляться. Для России $140 вовсе не «болевой порог», продолжает она: «Чем больше, тем лучше».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать