Финансы
Бесплатный
Игорь Коган

Должны ли инспекторы ЦБ добавлять личное мнение к формальной оценке банка?

Миссия МВФ недавно высказалась за предоставление Банку России возможности использовать профессиональное суждение (http://www.imf.org/external/russian/np/sec/pr/2011/pr11454r.pdf). Профессиональное, или мотивированное, суждение предполагает, что при проверках банков заключение инспектора ЦБ может опираться не только на формальные показатели, но и на субъективное мнение о практике работы банка. Такой подход, с одной стороны, позволяет более гибко и адекватно учитывать обстоятельства конкретного банковского бизнеса, но с другой – несет риски коррупции и субъективных искажений.

Одним из первых проводников этой идеи был еще Андрей Козлов, а одной из первых попыток ее внедрения – работа по анализу инспекционных актов для страхования и стремление более объективно взглянуть на деятельность кредитных организаций не через формальную призму инструкций, а по существу. В целом, это дало позитивный результат и послужило стартом более комплексной оценки деятельности банков.

Банк России движется к тому, чтобы в большей степени допускать использование профессионального суждения, но делает это не очень быстро. Что, на мой взгляд, вполне разумно.

Довольно часто в пользу профессионального суждения приводят такой аргумент. Банки настолько разные, что прописать формальные критерии для оценки каждого сложно. Поэтому при проверке следует больше полагаться на профессиональное, мотивированное суждение инспектора. В разнородной системе человек лучше учтет нюансы, чем алгоритм.

Однако в наших условиях есть существенные ограничения для введения такого подхода.

Западные банковские системы развивались 150 лет и постепенно пришли к неким общим канонам, продиктованным самой практикой бизнеса. Банки условно можно разделить по нескольким типам, внутри которых различия между кредитными организациями, их бизнес-моделями и реальной практикой не столь значительны.

Российская банковская система очень молода и поэтому крайне неоднородна. Вариативность банковских практик колоссальная. В банках сильно различаются модели бизнеса, уровни развития, технологий, корпоративного управления. Есть и существенные региональные различия.

Когда различия незначительны, они вполне могут быть описаны профессиональным суждением проверяющего. Собственно, в устоявшихся системах только и надо проверять эти небольшие отклонения от общей практики.

Но в наших условиях, где диапазон расхождений огромен, никакая персональная оценка не в состоянии охватить проявляющиеся различия. Потому что вся анализируемая система практически целиком из этих различий и состоит. Прибавим к этому неоднородный уровень подготовки самих проверяющих – школа только формируется. Кроме того, существует объективное несовершенство надзорных инструкций, когда формальные, но обязательные критерии риска и анализа не отвечают экономической сути контроля и не могут быть устранены мотивированным суждением.

Если предположить, что при оценке столь разнородных банков значительное место будет отведено профессиональному суждению, то банкиры, наталкиваясь на субъективную, а не формализованную оценку, неизбежно будут ее оспаривать. Поскольку они тоже пока в значительной степени опираются на свое профессиональное суждение, а не единые каноны ведения банковского бизнеса, которых у нас пока нет. Начнется эскалация частных возражений и аргументов наверх, к руководству ЦБ. Огромное количество споров захлестнет надзорный блок, который из-за такой перегрузки просто не сможет выполнять свои основные функции. Разброс уникальных, нетипических банковских историй столь широк, что если не опираться на формальные критерии, хоть как-то приводящие банки к общему знаменателю, регулировать будет совершенно невозможно. Систему проверок разорвет спорами и «нюансами».

Поэтому Центробанку приходится максимально детализировать алгоритмы инспекции, практически не оставляя место профессиональному суждению.

Но ситуация с каждым годом меняется. Рынок объективно стремится к цивилизованному, общему стандарту банковского дела и диапазон различий сокращается. Вместе с этим появляется возможность постепенно увеличивать роль профессионального суждения без вреда для эффективного регулирования системы.

Процесс займет не один год. Безусловно, многое будет зависеть от наличия квалифицированных и эффективных методологов и управленцев в надзорном блоке. Но, в целом, внедрение правильной идеи профессионального суждения должно быть привязано не к внезапному принятию соответствующего закона, а к постепенному созреванию самой банковской системы.

Автор - зампред совета директоров «Нордеа банк».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать