В США растет число компаний, освобожденных от уплаты налога на прибыль

В США растет число компаний, освобожденных от уплаты налога на прибыль. За них с бюджетом рассчитываются совладельцы. Россия перенимает опыт

StoneMor Partners специализируется на управлении кладбищами. Ее рыночная капитализация составляет $450 млн, а прибыль может вырасти благодаря уходу из жизни представителей поколения бэбибумеров. В отличие от конкурентов – Service Corporation International и Carriage Services, перечисливших в 2010 г. в различные бюджеты более 40% прибыли в виде налогов, StoneMor корпоративных налогов почти не платит. Она передает прибыль акционерам, которые сами платят налог – подоходный, на дивиденды или прирост капитала. Это позволяет не платить налоги дважды, говорит партнер Ernst & Young Владимир Гидирим: совладелец фирмы включает причитающуюся ему часть прибыли в свой персональный доход, который он может уменьшить на все предусмотренные законом вычеты.

Такие фирмы имеют разные формы – от компаний и партнерств с ограниченной ответственностью до более экзотических. Они стали появляться в 1950-е гг., когда конгресс решил стимулировать создание новых компаний и ограничить влияние корпоративных гигантов. Но «их, черт возьми, было создано на порядок больше, чем мы ожидали», говорит Роджер Ментц, занимавшийся этим вопросом в минфине при президенте Рональде Рейгане. В 1986 г. таким статусом обладали 24% корпораций США, в 2008 г. – 69%. И это без учета партнерств и индивидуальных владельцев бизнеса. По некоторым оценкам, более 60% американских компаний с прибылью от $1 млн имеют безналоговый статус; это самый высокий показатель среди развитых стран. Растущая популярность этой формы – одна из причин сокращения доли федерального налога на прибыль до 1,3% ВВП в 2010 г. с 2,7% в 2006 г. и максимальных 6,1% в 1952 г.

Обладают таким статусом и большие компании: например, один из крупнейших фондов прямых инвестиций – KKR в 2010 г. получил $1,3 млрд прибыли и заплатил $74 млн налогов через налогооблагаемую «дочку». Как единая структура он заплатил бы $523 млн. А с учетом налогов, уплаченных инвесторами, KKR сэкономил $277 млн.

В России такие формы компаний – с безналоговым статусом и ограниченной ответственностью совладельцев – были бы удобны для малого бизнеса, считает Гидирим. В этом году появится возможность заключать договоры инвестиционного товарищества, говорит директор департамента Минэкономразвития Иван Осколков. Доход от их деятельности будет облагаться по ставкам НДФЛ, его можно уменьшать на существующие вычеты.