Смена парадигмы: эпоха потребления уступает место эпохе сбережений

Всего несколько месяцев назад Рим праздновал отставку Сильвио Берлускони, по меткому наблюдению итальянских газет, так, будто Италия выиграла чемпионат мира по футболу. «Мы ждем конца эры Берлускони, мы надеемся, что это конец», - эти слова повторяли многие из нескольких тысяч итальянцев, что собрались 12 ноября у резиденции премьер-министра.

Уход Берлускони - это не только окончание целой эры для Италии. На мой взгляд, это символ окончания целой эпохи в истории развитых стран, «эпохи потребления». По иронии, почти двадцатилетнее правление Берлускони совпало с расцветом эпохи, начавшейся в 1990-е гг. вместе с дешевыми кредитами и ростом потребительского оптимизма. Берлускони, в свою очередь, может служить олицетворением этого периода. Он пришел к власти в 2001 г. с обещаниями вывести страну в лидеры недавно созданной еврозоны. Но вместо этого вел политику, полную безответственности, коррупции и самоуспокоения.

В результате внешний долг страны вырос со 100 до 130% от ВВП, а темпы роста в начале 2008 г. упали с 4 до 0%. Общая долговая нагрузка на бизнес превышает 68%! Эта политика не понравилась и инвесторам, с момента прихода Берлускони в 2001 г. итальянский фондовый индекс потерял более 45%, при том что в среднем по Европе акции потеряли лишь 8%. Италия окончательно потеряла имидж страны, сравнимой с лидерами Европы (Германия, Франция, Великобритания), и стала восприниматься как потенциальный банкрот.

Эпоха потребления продолжалась более 20 лет и подошла к своему апогею к концу 2007 г. За это время доля потребления в экономике США выросла с 60 до 70%, при этом доля реальных доходов населения упала с 50 до 40%. Фактически покупатели в развитых странах становились беднее, но продолжали наращивать потребление за счет долга. Эта модель потребления исчерпала себя, и последние два года мир находится в поисках новой, устойчивой модели, в которой размер долга снизится до уровня посильного для обслуживания населением и государствами в новых реалиях. При этом значительная часть существующего долга будет списана.

Какая новая модель нас ждет? Условно ее можно назвать «экономикой сбережения», и основные черты этой экономики просматриваются уже сейчас. В первую очередь, это снижение потребления в развитых странах, и, как следствие, замедление их экономического роста. Симптоматично, что в США уже активно набирает силу движение против избыточного потребления Buy Nothing Day.

Во-вторых, должно резко вырасти влияние государства на экономику и рынки. Если последние 15 лет глобальной экономикой безраздельно правил «свободный рынок», то теперь контроль стремительно переходит на сторону правительств. И это неизбежно, принимая во внимание те размеры потенциально плохих долгов, которые пришлось принять на себя правительству Америки и предстоит принять европейским правительствам для перезапуска глобального роста. В свою очередь, это означает рост налогов.

Наконец, эпоха потребления создала столь значительные дисбалансы в мире, что решение этих проблем, скорее всего, приведет к существенным изменениям в глобальной экономике и политике. Достаточно вспомнить огромные долги, беспрецедентное социальное расслоение и взлет прибыли крупнейших компаний за счет падения реальных доходов работников. За каждой из этих проблем стоит целый блок структурных реформ, которые должны состояться в ближайшие годы. Часть из них пройдет мирно, часть может вызвать мини-революции.

Наиболее очевидные результаты этих изменений – укрепление позиций Китая, серьезное снижение влияния США на Ближнем Востоке, новые правила игры в ЕС. Кроме того, глобальные компании и инвесторы уделяют все больше внимания набирающему вес среднему классу Китая, благодаря которому уже через 10 лет, по оценкам McKinsey, Китай станет третьим по размеру рынком потребления в мире. Если за последние 20 лет выход из кризиса напрямую зависел от потребителя США, то в новой модели потребитель Азии выходит на первое место.

Изменение экономических трендов вовсе не является уникальным и тем более катастрофичным. Мир проходил через это много раз, пройдет и сейчас. Проводя исторические аналогии, можно вспомнить период 1970-х гг. Это было время, когда Америка впервые столкнулась с энергетическим кризисом и была вынуждена сильно перестроить политику в Персидском заливе. В 1970-х гг. крупнейшие страны прошли через период бюджетных кризисов и политических скандалов, достаточно вспомнить Уотергейт в США. Но это десятилетие привело к власти новых лидеров и заложило основу мощных структурных изменений в 1980-е гг., которые, в конечном счете, привели к распаду социалистического блока и превращению Америки в мирового лидера.

Эпоха потребления, как и эра политики в духе Сильвио Берлускони, закончилась. Италия, как и половина европейских стран, переходит под управление кризисных менеджеров и МВФ. Впереди неизбежные перемены, которые приведут к появлению новых лидеров, а значит, и к новым трендам на рынках капитала.

Автор - директор по управлению активами ФГ БКС.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать