Финансовая сторона реформ в программе Путина совершенно не проработана

Председатель правительства и кандидат в президенты Владимир Путин опубликовал 30 января статью под названием «Нам нужна новая экономика», в которой излагает свой взгляд на будущее российской экономики.

На мой взгляд, статья Путина страдает тем же недостатком, что и программы всех других кандидатов в президенты России. Эта статья (а она является, безусловно, программной) носит в большей степени декларативный характер, в ней отсутствует указание на механизмы реализации озвученных автором реформ. Но, что более важно, на мой взгляд, автор не называет объемы и источники их финансирования. А ведь, например, активное применение промышленной политики, о которой говорит в статье Путин, предполагает весьма существенные расходы. Основными источниками расходов для поддержки инновационных отраслей могут быть либо субсидии, либо налоговые льготы для бизнеса. Но в любом случае реализация такой поддержки приведет к большой нагрузке на бюджет.

Кроме того, мне совсем не нравится сама идея активной промышленной политики государства, изложенная в статье. Опыт показывает, что промышленная политика - это инструмент, подобный скальпелю хирурга. Если ее проводить грамотно, то она будет эффективной, но в случае ошибки «хирургов» последствия для страны могут оказаться катастрофическими. Поэтому, на мой взгляд, очень важно прежде правильно расставить приоритеты. А из текста статьи непонятно, кто и как их будет определять. Да, у Путина сформирован список приоритетных отраслей, в него включена, например, фармацевтическая промышленность, в которой Россия никогда не была лидером. На мой взгляд, определяясь с приоритетами, нужно начинать с тех отраслей, где у России есть определенные конкурентные преимущества. Коль скоро экономика России сырьевая, то нужно думать, прежде всего, о развитии высокотехнологичной переработки сырья и экспорте продуктов переработки, а не самого сырья. Нам нужна более глубокая степень переработки нефти и, соответственно, модернизация системы нефтеперерабатывающих заводов, нам нужно налаживать производство целлюлозы и бумаги вместо активного экспорта леса, и так далее. Такой подход мне кажется более прагматичным. Нам не нужно пытаться догонять мировых лидеров в областях, в которых у нас никогда не было больших достижений и где мы вряд ли сможем их догнать. Но я согласен, что нам нужно несколько сместить налоговые акценты. В частности, увеличить НДПИ на газ, повысить акцизы, возможно, ввести налог на роскошь, хотя практика введения такого налога в других странах, например в США, говорит о его чрезвычайно низкой эффективности.

Также Путин намерен продолжить текущий экономический курс, в том числе на повышение социальных гарантий населению. Но из статьи тоже не очень понятно, за счет каких дополнительных источников это будет происходить. В целом же, если посмотреть на финансовую составляющую всех приведенных в программе обещаний, возникают закономерные опасения, что на все заявленные инициативы попросту не хватит денег. На мой взгляд, финансовая сторона предлагаемых реформ в программе Путина совершенно не проработана.

Путин много говорит об использовании потенциала нашей системы образования, но мне кажется, что он переоценивает ее потенциал. Отечественная система образования довольно сильно деградировала в последние 20 лет. Отчасти это связано с наследием реформ 1990-х гг., когда многие профессионально-технические учебные заведения стали в одночасье «техническими университетами» и даже «академиями». При этом в результате таких одномоментных «преобразований» в них практически ничего не менялось – ни преподавательский состав, ни материально-техническая база, ни контингент студентов. С другой стороны, хронически низкие в течение многих лет зарплаты привели к резкому снижению качества преподавания, к утечке мозгов из этой сферы деятельности в другие, приносящие более весомый доход. Действительно, нужно существенно увеличивать финансирование образования, привлекать в эту сферу молодых и талантливых ученых, обеспечить связь и интеграцию между академическими институтами и вузами. Сейчас, к сожалению, подавляющее большинство российских преподавателей не занимается научными исследованиями. Соответственно, они имеют весьма отдаленное преставление о передовых научных знаниях в тех дисциплинах, которые преподают. К слову, на Западе ситуация зеркально противоположная, там порядка 85% преподавателей занимаются научными исследованиями. Потому, конечно, нужно проводить коренную перестройку всей системы высшего образования. А вот как это делать и где взять необходимые средства - об этом в программе Путина нет ни слова.

Меня огорчает, что Путин очень мало уделил внимания системе здравоохранения. Имеющиеся статистические данные (по выборке стран, включая Россию) свидетельствуют, что существует устойчивая и практически линейная зависимость между расходами на здравоохранение (в диапазоне от $0 до $2000 по паритету покупательной способности на душу населения) и продолжительностью жизни населения. Россия тратит на здравоохранение в среднем 3–4% ВВП (против 6–10% ВВП в развитых странах), что соответствует $700–900 по ППС на душу населения.

Хроническое недофинансирование здравоохранения привело к ряду проблем: это и устаревшая материально-техническая база (надо признать, что национальный проект «Здоровье» помог улучшить ситуацию в этой сфере), и нехватка квалифицированных кадров (ситуация в системе медицинского образования остается особенно плачевной). Результатом является ограниченная доступность медицинской помощи (очереди в поликлиниках, многомесячное ожидание больными высокотехнологичных видов помощи), большое количество врачебных ошибок и, как следствие, более высокая смертность и более низкая продолжительность жизни населения.

Соответственно, Россия нуждается в кардинальной реформе здравоохранения, которая должна сопровождаться как минимум двукратным увеличением финансирования отрасли. Это 1,4–1,8 трлн руб. дополнительных расходов ежегодно. Программа Путина не дает ответа, откуда можно взять эти деньги. Пока текущая бюджетная политика направлена на сокращение расходов на образование, здравоохранение, национальную экономику, культуру, жилищно-коммунальное хозяйство, физическую культуру и спорт. Зато предусмотрен существенный рост расходов на оборону и национальную безопасность, что плохо согласуется с необходимостью наращивания человеческого потенциала страны.

К моему сожалению, в программе Владимира Владимировича очень мало сказано и об институциональных реформах, которые объективно необходимы. Теперь, помимо экспертов, это признается ключевыми чиновниками правительства. Так, по словам министра экономического развития Эльвиры Набиуллиной, «экономика России может расти темпами в 5–6% в год только в случае кардинального повышения эффективности судебной системы и снижения коррупции». Альтернативой является инерционный сценарий, при котором «экономика России будет расти лишь по 2–3% в год». Министр абсолютно права, поскольку коррупция с экономической точки зрения является таким же налогом, как и все прочие. Разница лишь в том, что собранные в результате коррупционной деятельности деньги поступают не в бюджет, а в карманы коррупционеров.

В том, что касается существующей системы госзакупок, я согласен, нужен действенный контроль, в том числе со стороны гражданского общества. Но, мне кажется, только общественного контроля все-таки недостаточно, поскольку вопросы ценообразования должны обсуждать, прежде всего, профессионалы и эксперты. Должна существовать процедура оценки эффективности государственных расходов, разработанная на основе специальной методологии анализа затрат и выгод, которая успешно применяется в большинстве развитых стран, в частности в США. Обязательно должен работать независимый институт оценки эффективности всех государственных программ.

Автор - главный экономист ИК «Уралсиб кэпитал\".

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать