Финансы
Бесплатный
Михаэль Кюнци

Конфликт вокруг Ирана не должен привести к сильному росту цен на нефть

Риск перебоев с поставками нефти из-за событий вокруг Ирана породил опасения резкого роста цен. Каковы будут последствия? Насколько обоснованы такие опасения?

По данным Национального бюро экономических исследований США (NBER), рецессии сопровождались ростом цен на нефть: они скачкообразно росли в самом начале каждой из них, а средняя реальная цена на нефть в период рецессии была на 42% выше обычного уровня.

Разумеется, резкий рост цен на нефть редко оказывается благоприятным для стран-импортеров нефти: высокие цены действуют как налог на потребителей, создают «плохую» инфляцию (то есть не связанную с более стабильной экономикой) и замедляют экономический рост. Поэтому в текущей экономической ситуации повышенное внимание инвесторов к потенциальному шоку из-за возможного скачка цен представляется вполне оправданным. В ситуации, когда домохозяйства в США все глубже опускаются в пучину долга, а нормы сбережений остаются низкими, нельзя ожидать, что потребители сохранят такой же уровень реальных расходов в условиях значительного роста цен на энергоносители (хотя самые низкие за все время цены на газ могут частично компенсировать такой рост). Что касается корпоративного сектора, более высокие цены на нефть приведут к сокращению спроса, увеличат стоимость вводимых ресурсов, скажутся на уровне прибыли — и обычно ассоциируются с увеличением кредитных спрэдов. В результате доступ к ликвидности будет еще более ограничен в и без того жестких условиях кредитования.

Итак, насколько обоснованы опасения инвесторов?

Отказ Ирана оставить свои ядерные амбиции и последовавшее эмбарго ЕС и санкции США могут вынудить страну к ответным действиям — блокированию Ормузского пролива, через который осуществляется примерно треть мировой торговли нефтью. Тем не менее, такие опасения, по-видимому, преувеличены. Во-первых, США располагают военными возможностями для разблокирования пролива, вероятно, в течение двух недель. Во-вторых, при этом также пострадает Китай, а Иран не может себе позволить потерять одного из своих крупнейших потребителей. В-третьих, стратегических резервов США и незадействованных мощностей Саудовской Аравии достаточно для компенсации потенциального дефицита нефти.

За прошедшие 32 года стратегические запасы нефти в США увеличились на 1412%, а число дней потребления, которое они могут обеспечить, возросло с 2,5 в 1978 г. до почти 37, что сделало США менее зависимыми от импортируемой нефти в случае временных перебоев с поставками. Кроме того, большинство стран ОПЕК располагает неиспользованными мощностями, позволяющими привести уровень добычи в соответствие с их представлениями о предложении и спросе. Оценки неиспользованных мощностей Саудовской Аравии составляют примерно 2,5 млн баррелей в день, тогда как уровень добычи Ирана достигает около 4,3 млн баррелей в день. Поэтому неиспользованный потенциал Саудовской Аравии в состоянии покрывать около 60% дефицита, если ВСЯ добываемая нефть Ирана исчезнет с рынка. Если добавить часть стратегических резервов США, достигающих 704,7 млн баррелей, и возможность того, что другие страны ОПЕК также увеличат добычу, можно полагать, что такие решения могут быть реализованы достаточно быстро, чтобы избежать продолжительного воздействия на мировые цены.

Автор - исполнительный вице-президент банка Lombard Odier.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать