Радикально меняющаяся концепция риска изменит банковский сектор и экономику

Несмотря на очевидные риски в Европе, на Ближнем Востоке и Азии, прогноз рынков на 2012 г. представляется оптимистичным по отношению к текущим рыночным ожиданиям. В ситуации, когда США и Китай продолжают расти, ЕЦБ предоставляет ликвидность банкам для рефинансирования долгов стран еврозоны, а резерв ликвидности для инвестиций огромен, можно предположить, что рынок имеет шанс вырасти даже в том случае, если долговой кризис в Европые не будет урегулирован. Однако рыночный прогноз, как мы уже привыкли за последние три года, не означает облегчение ситуации в реальном секторе.

А ее можно сравнить с судном, которое возвращается в порт после длительного плавания. Как и в прошлом, за время путешествия моряков порт, скорее всего, потрепали бури, и команда ожидает увидеть знакомые им здания, пусть отремонтированные и перекрашенные. Однако в этот раз за время их отсутствия произошло землетрясение. И, подходя к берегу, моряки видят совершенно другой город, в котором не только выстроены новые дома и изменилось расположение причалов, но и жителей стало гораздо меньше.

В нашем случае все участники мирового рынка являются теми самыми моряками, которые держат путь в новую реальность. После крупных кризисов последних 50 лет несколько менялась расстановка сил на рынке, приоритеты организаций и состав их сотрудников. Более или менее прежней оставалась регуляционная среда, бюджетная политика государств, соотношение экономических сил в мире. Но после кризиса 2007-2009 гг. и двух лет европейского долгового кризиса поменялось все. В первую очередь, поменялись приоритеты экономической политики развитых стран. Новая модель США и Европы больше направлена на сокращение долга, а не на рост экономики, как при выходе из прошлых рецессий. Ключевой сектор экономики, банковский, который в прошлом ускорял развитие, сейчас тормозит его. Регуляторные изменения в финансовой сфере – самые серьезные со времен Великой Депрессии и в конечном итоге коснутся почти каждого бизнеса почти в любой точке мира. О том, какие могут быть последствия, мы и поговорим в этой статье.

Изменения в банковском секторе Европы и США могут существенно поменять устоявшиеся модели финансирования, а потому и бизнес клиентов. Таких нововведений много. Мы ограничимся рассмотрением, как ужесточение требований к капиталу американских, европейских, а возможно, и российских банков повлияет на компании реального сектора. Банкам сейчас нужно резервировать значительно больше капитала под почти все стандартные операции и под кредитный риск на заемщиков с рейтингом ниже определенного уровня.

Теоретически банки могли бы поддерживать текущий уровень активности, если бы могли нарастить капитал. Но сделать это путем размещений акций на рынках пока не получается. Ввиду общей неразберихи с регулированием и долгами правительств вряд ли этот рынок откроется в ближайшее время. Значит, банки не смогут поддерживать прежний уровень деятельности и будут сокращать активы. В первую очередь, это будут ликвидные и непрофильные активы, активы на непрофильных рынках и трейдинговые операции.

К ликвидным активам, например, относятся кредиты хорошим заемщикам. Чтобы их продать, банки немного уступают в цене, т.е. «дают повышенную доходность». Это «немного» угрожает лучшим заемщикам тем, что для них устанавливается несколько более высокая рыночная ставка заимствования. Всем остальным заемщикам, соответственно, это надбавка тоже передается.

Выход из непрофильных активов означает, например, что в банках будут закрывать собственные фонды прямых инвестиций и они будут в меньшей степени, чем с 2003 по 2011 гг. (с перерывом на кризис), финансировать подобные операции клиентов. Эта тенденция повлечет за собой сокращение капитала, который предприятия среднего размера могли бы использовать для расширения бизнеса, и, следовательно, повышение его стоимости. Скорее всего, это также приведет к воссозданию климата середины 1980-х гг., т.е. возвращению смешанных форм финансирования, когда банки получали за кредиты не только процентный доход, но и долю от роста стоимости бизнеса.

Выход с непрофильных рынков приведет к сокращению масштаба деятельности европейских и американских банков на развивающихся рынках. В Европе говорят, что закончилась последняя глава империализма: глобальное господство финансовых организаций Европы и США подошло к концу. Причем, чем больше роль европейских правительств в поддержке своих банков, тем сложнее будет банкам им объяснить, почему они кредитуют в Китае и России или в других развивающихся странах, а не дома. Связанный с этим отток финансовых ресурсов в России чувствуется, начиная с августа 2011 г. Аналогичные процессы происходят по всему миру. Меньшее предложение кредитного ресурса приведет к его повсеместному удорожанию.

Наконец, снижение торговой активности банков приведет к резкому увеличению премии за ликвидность. Это существенно повысит порог капитализации, начиная с которого новые компании смогут выходить на первичные размещения. Это также значительно увеличит премию, которую долговые инвесторы будут ожидать от эмитентов низколиквидных выпусков.

Итак, самый поверхностный анализ указывает на уменьшение долгового и акционерного финансирования и его удорожание в целом.

Посмотрим на производные этих тенденций. Сужение кредитования ударит больнее по заемщикам с низкими рейтингами, т.к. под их кредиты требуется резервировать гораздо больше капитала. Поскольку значительная часть стран с развивающейся экономикой не имеет достаточных рейтингов, это коснется и суверенных заемщиков, включая таких крупных, как Турция. Т.е. сложнее будет не только корпорациям, но и правительствам.

Эта тенденция отзовется и на рынках акций. Во-первых, снижение государственных расходов, сложность и сравнительная дороговизна кредитования повлечет низкие темпы роста экономики и ухудшение перспектив роста компаний, столь ценимые рынком акций. Во-вторых, повышение ставок финансирования увеличит дисконтные факторы, используемые в оценке стоимости компаний. Следовательно, одна только реформа банковского сектора в сфере регулирования капитала окажет негативное влияние на рынок акций в целом. Сегодня значительная часть этого ухудшения, скорее всего, уже отражена в цене акций. Но в дальнейшем они ограничат потенциал роста рынка.

Кроме того, банки вынуждены сокращать деятельность по поддержке вторичной ликвидности на рынке, отказываться от направлений деятельности, которые не нравятся политикам, перестраивать систему компенсации и т.д. Каждое из этих нововведений отразится и непосредственно на банковской индустрии и на других отраслях.

Цены акций банков в такой ситуации становятся наиболее непредсказуемыми, и не только в Европе. Предположим, вы хотите купить банк в России. Скорее всего, вы уже не рассчитываете на то, что через пару лет вы продадите его западникам, поэтому цена актива значительно ниже, чем раньше в сравнимой ситуации. Кроме того, если пересчитать доходы и капитал даже по «Базелю-2», внедрение которого рассматривается ЦБ РФ, то может получиться, что оценка банка должна быть гораздо ниже, чем при текущем регуляционном режиме. В этой ситуации банкам будет сложно привлечь не только новых покупателей, но и свежий акционерный капитал.

Капитализация ритейловых компаний также идет вниз. Бум интернет-продаж заставляет многих из них идти на дорогостоящие реструктуризации, а падение спроса со стороны сотен тысяч когда-то наиболее высокооплачиваемых сотрудников банковской сферы усугубляет это давление. То же происходит в сегменте дорогой недвижимости, отраслях, производящих продукты для этой категории потребителей, и т.д.

Все эти последствия могут быть сглажены или даже пройдут относительно незаметными, если мировая экономика начнет расти или хотя бы появятся ожидания роста. Но очевидно, что 2012 г. будет первым годом, когда все отрасли экономики начнут оплачивать меры, которые правительства принимают во избежание кризисов в будущем.

Автор - управляющий директор Альфа-банка.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать