Еврозона все больше напоминает рублевую зону во время распада СССР

После распада в конце 1991 г. Советского Союза денежная система еще какое-то время продолжала существовать, и в 15 независимых теперь странах в первой половине 1992 г. действовал валютный союз – рублевая зона. Однако ни политических связей, ни фискальной инфраструктуры, которая могла бы обеспечить функционирование рублевой зоны, не существовало. Кроме того, в этой структуре крылся роковой конструктивный дефект. Банк России стал преемником Госбанка СССР и единственный имел право печатать рубли (банкноты и монеты). Однако остальные 14 центробанков могли по собственному желанию предоставлять кредиты; никакого централизованного контроля при этом не осуществлялось. Все это привело к ускорению инфляции и в конечном итоге к гиперинфляции в бывших советских республиках; одна за одной они стали вводить национальные валюты. В конце 1993 г. рублевая зона де-факто перестала существовать.

Этот исторический пример должен послужить предостережением чиновникам еврозоны.

Что же им нужно делать? Основной целью должно стать восстановление приверженности правилам игры валютного союза; затем нужно определить адекватную степень денежной-кредитной поддержки, а также поддержки в виде дополнительной ликвидности, чтобы минимизировать влияние кредитного кризиса на всю зону евро. Чтобы этого добиться, мы предлагаем следующие шаги.

Во-первых, прекратить действие антикризисных программ предоставления ликвидности, реализующихся рядом национальных центральных банков стран еврозоны, либо сделать их обязательными для всех национальных ЦБ. В случае выбора второго варианта необходимо определить единые стандарты и критерии предоставления ликвидности.

Во-вторых, ввести единые нормы для залогов, которые банки предоставляют под кредиты национальных ЦБ.

Нынешний кризис показал, что необходимым условием для выживания Европейского валютного союза является “банковский союз” вкупе с частичным фискальным союзом. Банковский союз означает: 1) наличие единого регулятора и надзорного органа для всей еврозоны; национальные регуляторы, наблюдающие за банками и системообразующими финансовыми институтами, не имеют независимой роли в такой системе; 2) единый для еврозоны орган, занимающийся спасением и ликвидацией оказавшихся в тяжелом финансовом положении банков и других системообразующих финансовых институтов; 3) единый для еврозоны орган, занимающийся рекапитализацией финансовых институтов; его капитал гарантирован всеми и каждой страной еврозоны; 4) единый для еврозоны режим и фонд страхования вкладов. Неплохим символическим шагом могло бы стать требование, чтобы каждый банк и системообразующий финансовый институт еврозоны был зарегистрирован в соответствии с уставом ЕС.

Лишь при наличии полноценного банковского союза возможно “отвязать” вопрос выживания банков от вопроса платежеспособности национальных правительств (степень платежеспособности которых сильно различается). Лишь при наличии полноценного банковского союза можно без опаски выдавать банкам лицензию на работу по всей еврозоне. При его появлении процесс стандартизации залоговых норм и правил деятельности национальных центробанков, без сомнения, ускорится.

В-третьих, все прибыли и убытки, полученные и понесенные в результате проведения единой денежно-кредитной политики и политики в области ликвидности, должны в полном объеме распределяться между национальными ЦБ и странами еврозоны.

В-четвертых, обязать национальные ЦБ не выполнять никаких других задач, кроме содействия в реализации Европейским центробанком денежно-кредитной политики и политики в области ликвидности. Если сейчас какие-то из национальных ЦБ выполняют регулирующие или надзорные функции, а также функции по управлению национальным долгом, необходимо законодательным путем передать их другим ведомствам. Не разрешать национальному ЦБ выступать агентом для своего правительства или для любого другого государственного органа. Обязательства по исполнению функций банковского надзора и регулирования, как уже отмечалось, было бы правильно передать общеевропейской структуре.

Банки должны получить право в сделках репо и при получении залоговых кредитов выступать контрагентом любого национального центробанка в странах еврозоны.

В конечном итоге необходимо ликвидировать аномальную ситуацию, в которой национальные ЦБ являются акционерами ЕЦБ. Их капитал необходимо передать национальным министерствам финансов, которые сегодня фактически являются бенефициарными владельцами ЕЦБ. Превращение центробанков стран еврозоны в национальные отделения ЕЦБ будет важным символическим шагом, свидетельствующим, что европейская валютная система – это не конфедерация национальных центробанков, а единая, но децентрализованная структура, проводящая единую денежно-кредитную политику и политику в области ликвидности для всей еврозоны. В этом случае рублевая зона никогда не распространится на Франкфурт.

Конечно, на реализацию этих реформ уйдет не менее 3-5 лет, и они, таким образом, не особо помогут в разрешении текущего кризиса. Однако они снизят вероятность будущих кризисов или как минимум смягчат их.

Автор - главный экономист Citigroup.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать