Финансы
Бесплатный
Кристофер Уифер

Предпосылки для экономических перемен созрели еще до общественных протестов

Оставьте прошлое в прошлом – будущего в нем нет.

Автор неизвестен

Выборы позади. Владимир Путин через некоторое время вновь вернется в президентское кресло. Фондовый рынок отыграл потери, понесенные в декабре прошлого года после усиления политических рисков. Экономика России в достаточно хорошей форме. Не исключено, что при текущей цене Urals бюджет в этом году вновь будет профицитным. Означает ли это, что все хорошо и следующее правительство Владимира Путина – на этот раз президента – может позволить себе проводить реформы так же пассивно, как и предыдущая администрация? Конечно, нет.

Правила игры существенно изменились. Люди хотят изменений и ждут дальнейшего улучшения качества жизни. В последние годы возник целый ряд факторов (из них протестное движение – самый новый, но не главный), ясно дающих понять: у нового правительства больше не будет возможности финансировать экономический рост и обеспечивать внутреннюю стабильность лишь за счет растущих доходов от экспорта нефти. Новое правительство Владимира Путина вынуждено будет вступить на тернистый путь преобразований – в противном случае его ждут вполне реальные риски замедления экономического роста и появления более организованного и более решительного протестного движения еще до окончания президентского срока.

Российской экономике нужен новый катализатор. Для сбалансированного бюджета необходимо, чтобы средняя цена барреля Urals в этом году превышала $115, и не исключено, что этот порог еще больше вырастет, поскольку в ходе президентской кампании Путин сделал ряд обещаний, предполагающих увеличение бюджетных расходов. Единственное сейчас, что может простимулировать российскую экономику, – это рост инвестиций в недобывающие отрасли и резкое повышение производственной эффективности. Чтобы привлечь инвестиции, правительству необходимо улучшить деловой климат, в частности, чтобы было легче открывать новый бизнес, а также постараться минимизировать инвестиционные риски. Перечень мер, которые нужно предпринять, всем известен – это борьба с коррупцией и бюрократией и контроль над исполнением законов. Пришло время пройтись по пунктам, не входящим в этот список.

Несмотря на многочисленные успехи в этой области, стратегические и отраслевые инвесторы весьма обескуражены тем, насколько сложно, по меркам развитых стран, создать и вести бизнес в России. Впрочем, мы полагаем, что в этом отношении будущему правительству придется придерживаться дальновидного прагматизма. Общественные протесты – лишь еще один пункт в длинном списке факторов перемен, формировавшемся за последние годы. Рецессия в моногородах (таких как Тольятти, летом 2009 г.) стала первым «звоночком», заставившим понервничать правительство, обнадеженное высокими ценами на нефть. Тогда по промышленным городам прокатилась волна протестов, основной вопрос сводился к тому, почему в период бума нефтяных цен правительство не сделало почти ничего, чтобы диверсифицировать их экономику. Реакцией Путина на эти выступления стало его личное участие в переговорах о покупке доли в германском подразделении компании General Motors – Opel. Путин признал, что российская промышленность нуждается в стратегических партнерствах с иностранными компаниями, чтобы повысить производительность труда и привлечь дополнительные инвестиции. В итоге определенных результатов достичь удалось: была пересмотрена сделка с Renault, которая и обеспечила быстрый рост российской автомобильной отрасли, наблюдаемый в последние два года. Примерно тогда же отношение российского правительства к членству в ВТО сменилось с равнодушия на прагматизм. Вступление в ВТО после очень долгих лет переговоров – это также верный признак того, что отношение правительства к бизнес-среде меняется к лучшему.

Вторым толчком к переменам стала авария на Саяно-Шушенской ГЭС в августе 2009 г. После нее многим стало ясно, что Россия не сможет добиться заявленных показателей роста и даже поддерживать текущие темпы развития без инвестиций в инфраструктуру, которыми со времени распада СССР часто пренебрегали, и создания новой инфраструктуры для удовлетворения потребностей растущей экономики. За этим последовала августовская засуха 2010 г., а с ней чрезвычайно низкий урожай: этот случай показал, как мало средств вкладывалось в основные отрасли промышленности с 1980-х гг., насколько сильной стала зависимость России от импорта продуктов питания и насколько неэффективным остается сельскохозяйственный сектор.

Все эти вызовы в конечном счете оказали должное влияние на политику российского правительства и определили ключевые задачи для следующего кабинета министров. Если власти продолжат действовать в расслабленном режиме, приток инвестиций в экономику останется слабым, производительность труда – низкой, и в результате правительство неизбежно столкнется с еще большим замедлением экономического роста и, вероятно, с дальнейшим нарастанием недовольства работой политических лидеров. Скептики скажут, что все это мы уже слышали. Это так, но никогда еще эти слова не звучали из уст главы государства и ключевых министров, а разница в том, кто поднимает тему, есть – и очень существенная.

Безусловно, наивно было бы полагать, что ситуация наладится быстро. Существует масса скрытых интересов, целый слой бюрократов, у которых совершенно отсутствует мотивация что-то менять, и слишком большое количество людей, зарабатывающих деньги на различных противозаконных схемах, – все это никак не способствует быстрым переменам. Однако как равнодушие со стороны властей в последнее десятилетие позволило всему этому расцвести пышным цветом, так и сейчас действия нового правительства должны будут способствовать скорейшему искоренению сложившейся коррумпированной системы.

Для обеспечения экономического роста Россия больше не может полагаться на доходы от экспорта нефти и других сырьевых товаров. Компании, работающие вне добывающих отраслей, недостаточно инвестируют в производство и демонстрируют слишком медленный рост производительности труда. Рост экономики России в оставшиеся годы текущего десятилетия запланирован на уровне 5–6% в год, и если правительство желает достичь этого показателя, необходимо сделать так, чтобы условия ведения бизнеса в России были проще и привлекательнее для как можно большего числа крупных зарубежных компаний и инвесторов.

Автор - главный стратег \"Сбербанк CIB\".

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать