Рост капитальных инвестиций в России не помогает качественно улучшать экономику

Несколько недель назад Росстат преподнес нам приятный сюрприз: предварительная оценка роста капитальных инвестиций в 2011 г. была пересмотрена с 6,2 до 8,3%, что является весьма существенной прибавкой. Достижение столь высоких темпов роста после резкого спада в кризис 2008-2009 гг. вызвало у чиновников прилив оптимизма. В частности, министр экономического развития Эльвира Набиуллина заявила: «У нас темпы роста инвестиций больше, чем темпы роста экономики», что, в свою очередь, указывает на «инвестиционную ориентацию» российской экономики (здесь и далее цитаты приведены по сообщениям «Интерфакса» от 12.03.2012). И действительно, темпы роста капитальных инвестиций резко ускорились в конце 2011 – начале 2012 г., превысив 15% год к году. Столь высокими темпами инвестиции росли только непосредственно перед кризисом.

К сожалению, качество их роста оставляет желать лучшего. Наиболее высокими темпами капитальные инвестиции росли в секторах экономики, где доминируют крупные государственные предприятия. В 2011 г. инвестиции в основной капитал в добывающем секторе выросли на 13,8%, а в секторе транспорта и связи – на 19%. Финансовый сектор, основу которого составляют крупные госбанки, почти установил рекорд – 36,8% (максимум в 42,7% зафиксирован в 2007 г.). Правда, несмотря на столь бурные темпы роста, доля финансового сектора в общем объеме инвестиций составляет всего 1,6%, так что поставленные рекорды мало влияют на совокупный рост инвестиций. Доля добывающего сектора существенно выше – 14,6%, а на транспорт и связь приходится более четверти всех инвестиций – 27,9%.

С другой стороны, темпы роста капитальных инвестиций в отраслях с меньшей долей государственного присутствия оказались существенно ниже: инвестиции в обрабатывающую промышленность (13,1% в общем объеме инвестиций) выросли на 7,3%, а инвестиции в строительство (3,1%), оптовую и розничную торговлю (2,8%), сектор недвижимости (12,5%) показали резкую отрицательную динамику (спад на 9,4, 8,5 и 9,8% соответственно). Наиболее быстро росли капитальные инвестиции на крупных и средних предприятиях – 10,4% против 8,3% по всей экономике; это означает, что рост инвестиций в субъекты малого предпринимательства составил всего лишь 3%. Это, кстати, меньше, чем рост ВВП (4,3% в 2011 г.), поэтому наш малый бизнес имеет иную, отличную от инвестиционной, ориентацию.

Эта тенденция рисует не слишком радостную картину будущего. Если все останется как есть, предприятия топливно-энергетического комплекса (прежде всего крупные государственные компании) будут наращивать производственные мощности, в то время как предприятия обрабатывающего сектора промышленности и сферы услуг - отставать, перспективы же модернизации российской экономики будут становиться все более туманными. Несмотря на то что темпы роста в обрабатывающих отраслях в последние несколько лет (за исключением кризисного 2009 года) были выше, чем в добывающем секторе, этот рост во многом происходил за счет увеличения загрузки существующих мощностей (в том числе тех, что достались нам в наследство еще от советской экономики). В настоящее время, по словам Эльвиры Набиуллиной, существующие мощности «практически полностью загружены», а это означает, что для дальнейшего роста обрабатывающей промышленности потребуются значительные инвестиции в основной капитал. При этом правительство рассчитывает на то, что в текущем году рост инвестиций перейдет в «обработку» сам по себе, без какой-либо дополнительной помощи со стороны государства. Я не разделяю этой уверенности чиновников по ряду причин.

Во-первых, торможение капитальных инвестиций в обрабатывающем секторе в 2011 г. является следствием резкого повышения с января нормативов страховых платежей с 26 до 34% от фонда оплаты труда. В нынешнем году страховые платежи были снижены до 30%, что привело к ускорению темпов роста капитальных инвестиций в конце прошлого – начале этого года. (Не следует забывать и положительный эффект от переноса индексации регулируемых тарифов.) Такая чувствительность инвестиций к изменению налогового режима неудивительна, если принять во внимание, что в условиях финансового стресса на инвестициях предприятия экономят в первую очередь. Кроме того, капитальные инвестиции более чем на 60% финансируются предприятиями за счет собственных средств и средств вышестоящих организаций. Главный вывод, вытекающий из эксперимента с увеличением страховых платежей, заключается в том, что существующая налоговая нагрузка на бизнес, и прежде всего малый бизнес, угнетающе высока и ее надо снижать.

Соответственно, рост капитальных инвестиций в обрабатывающем секторе будет существенно зависеть от решений, реализуемых в ближайшие несколько лет в рамках так называемого налогового маневра. Пока ситуация здесь выглядит достаточно благоприятно: повышение налогов прежде всего грозит сырьевому сектору. Кроме того, повышение коснется акцизов, которые, по сути, являются налогами на потребление. В этой связи предложение Минэкономразвития перенести часть налоговой нагрузки с производства на потребление потенциально еще больше благоприятствует росту капитальных инвестиций. Правда, есть одно но. Увеличение налогов на потребление чревато сжатием внутреннего спроса. А поскольку этот спрос является локомотивом роста обрабатывающей промышленности и сектора услуг (экспортируем мы как раз в основном сырье), сжатие спроса приведет к торможению темпов роста в этих секторах, что со временем негативно отразится на инвестициях. Поэтому перенос налоговой нагрузки с производства на потребление приведет к ускорению роста инвестиций в среднесрочной перспективе, но вследствие замедления экономического роста вызовет его торможение в дальнейшем.

Во-вторых, инвестиционный климат в стране остается стабильно плохим. Становится все более очевидным, что инициативы президента Дмитрия Медведева, направленные на улучшение инвестиционного климата и широко анонсированные год назад, не дают ожидаемого эффекта. Вопросы проведения масштабных институциональных реформ, сокращения государственного присутствия в экономике, радикального снижения уровня коррупции стоят на повестке дня все более остро. Нет смысла вдаваться в подробности – об этом уже много раз говорилось с разных трибун. Только отмечу, что коррупция является дополнительным неформальным налогом на бизнес и, по разным оценкам, налогом далеко немаленьким. Принимая во внимание высокую чувствительность инвестиций к росту налогового бремени (см. выше), можно ожидать, что радикальное снижение системной коррупции приведет к стремительному росту капитальных инвестиций, в том числе и за счет появившейся возможности снижения формального налогового бремени, даже с учетом выполнения государством ключевых предвыборных обещаний.

Кроме того, не нужно сбрасывать со счетов и прямые иностранные инвестиции, объем которых также существенно возрастет в случае значительного улучшения качества институтов. Замечу, что прямые иностранные инвестиции в Россию (по абсолютным объемам) лишь немного превосходят инвестиции в соседний Казахстан, экономика которого примерно в 10 раз меньше российской. Так что потенциал роста прямых иностранных инвестиций в Россию просто огромен.

Автор - главный экономист ИК «Уралсиб кэпитал\".

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать