Финансы
Бесплатный
Владимир Колычев

Россия наконец победила инфляцию?

В I квартале инфляция в России находилась на рекордно низких для всего постсоветского периода уровнях. Очевидно, сочетание благоприятных технических факторов и административных мер по удержанию роста цен в предвыборный период внесло значительный вклад в падение индекса потребительских цен (ИПЦ) ниже 4%, однако и политике монетарных властей следует отдать должное. Базовая инфляция, определяемая как ИПЦ, за исключением продуктов питания, бензина, тарифов и табака (т. е. исключая те компоненты инфляции, на которые политика ЦБР имеет очень ограниченное воздействие), за последний год находилась на относительно сдержанном уровне – в диапазоне 5,5-6% годовых.

Политика монетарных властей, наученных горьким опытом 2008 г., в очередной раз подтвердившим превосходство экономик с плавающим валютным курсом в части адаптации к внешним шокам, была направлена в сторону постепенного перехода к режиму инфляционного таргетирования. С завершением плавной девальвации весной 2009 г. ЦБ последовательно допускал возрастающую волатильность курсообразования на валютном рынке и увеличивал контроль над рыночными процентными ставками, повышая, таким образом, эффективность трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики. Это наряду со сдержанными темпами восстановления экономики после провала в 2009 г. помогло стабилизировать базовые компоненты ИПЦ и обуздать инфляционные ожидания в посткризисный период.

Однако 2012 год обещает представить монетарным регуляторам куда более интересные вызовы. Во-первых, российская экономика уже растет на пределе потенциальных мощностей. Оценки разрыва выпуска указывают на то, что к началу текущего года российская экономика вышла на свой потенциальный уровень. Уже ощущаются признаки дефицита основных факторов производства: уровень безработицы упал до исторических минимумов, а загрузка производственных мощностей на промышленных предприятиях подбирается к докризисным максимумам (за исключением разве что наиболее пострадавшего в период кризиса сектора строительства и смежных индустрий). Дают о себе знать и ограничения пропускной способности инфраструктурных мощностей. Таким образом, ускорение темпов экономического роста в рамках существующей на сегодняшний день модели экономического развития за счет стимулирования частного потребления с большой вероятностью в дальнейшем будет приводить к увеличению инфляционного давления.

Во-вторых, после двух лет фискальной сдержанности в попытке привести в порядок государственные финансы после массовых антикризисных трат в 2008-2009 гг. бюджетная политика резко поменяла направленность в разгар выборного сезона. И, что создает еще большую головную боль с точки зрения управления инфляционными рисками, фискальный стимул в высокой степени сконцентрирован на мерах поддержки конечного спроса: увеличение зарплат и других выплат в бюджетном секторе. Темпы роста зарплат в бюджетном секторе, по последним данным, достигают 20-25% год к году в номинальном выражении, что, учитывая растущий дефицит на рынке труда, потенциально может привести к ускорению роста зарплат и в частном секторе (с понятными последствиями для инфляции).

Таким образом, нельзя сбрасывать со счетов риски ускорения базовой инфляции в течение года, а дополнительное давление в результате повышения в середине года регулируемых тарифов создает дополнительную неопределенность. Очевидно, в таких условиях цель регулятора по удержанию инфляции в пределах 5-6% выглядит достаточно амбициозно, в то же время сравнение текущей ситуации с 2007-2008 гг. также не кажется справедливым. Во-первых, экономика еще далека от той степени «перегретости», которая была присуща предкризисному периоду, и, что более важно, ответная реакция регулятора на растущие инфляционные риски принципиально иная. В отличие от предкризисного эпизода, когда и фискальные, и монетарные меры разгоняли и без того быстро вращавшийся маховик экономического роста, текущая монетарная политика носит сдерживающий характер. Процентные ставки по депозитам в реальном выражении близки к историческим максимумам, и появляются первые признаки того, что население меняет функцию использования доходов в пользу более высокой нормы сбережения; это потенциально может остудить рост потребления и, таким образом, сдержать инфляционные риски, проистекающие от смягчающейся фискальной политики.

В среднесрочной перспективе, однако, в борьбе с инфляцией вряд ли получится обойтись одними монетарными мерами. Со структурной инфляцией придется бороться структурными мерами, что возвращает нас к наболевшей проблеме необходимости проведения институциональных реформ. Неподъемные коррупционные налоги, высокая степень вмешательства государства в экономику, сращение чиновничьих и бизнес-интересов на региональном уровне, высокая степень монополизации региональных и локальных рынков, высокие импортные пошлины – это лишь начало списка тех проблем, без решения которых сложно представить себе повышение конкуренции на российском рынке товаров и услуг и, соответственно, сокращение структурной инфляции.

Автор - начальник управления исследований и аналитики Росбанка.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать