Статья опубликована в № 3088 от 24.04.2012 под заголовком: Россия на распутье

Набиуллина и Путин поспорили о проблемах российской экономики

Министр экономического развития Эльвира Набиуллина диагностировала семь болевых точек экономической политики. Три из них вызвали у премьера Владимира Путина желание подискутировать
С.Портер / Ведомости

Россия находится на важном рубеже, открыл коллегию Минэкономразвития Путин: предстоит принять решения, определяющие перспективы развития на годы вперед. Главным фактором и роста экономики, и качества ее роста премьер назвал деловой климат: «Сегодня это, безусловно, нерв экономической политики».

Набиуллина, вкратце напомнив, где находится Россия в мировых рейтингах бизнес-климата, и найдя во всем позитив (например, заняв 120-е из 183 мест в рейтинге Doing Business, Россия тем не менее вошла в топ-25 по прогрессу в проведении реформ), предложила задействовать новые индикаторы состояния инвестклимата: безопасность бизнеса, укрепление судебной и правовой системы, уровень коррупции. Министр обозначила семь развилок экономической политики: верный выбор поможет найти источники роста и качества.

Важнейшая составляющая делового климата – налоговая нагрузка, уровень которой – 35,6% ВВП – обременителен, считает министр. Нагрузка должна быть справедливой: на сверхдоходы корпораций больше, а на занимающийся модернизацией бизнес – меньше. Эффективные ставки налогов должны быть не выше, чем у стран, с которыми Россия конкурирует за привлечение капитала, а номинальные – не меняться хотя бы пять лет. Кроме того, надо снижать административные барьеры – в ряде секторов они увеличивают нагрузку на 50–60%, рассказала министр.

Вторая развилка – цены на электроэнергию, газ и железнодорожные перевозки: министр предложила ежегодную индексацию соответственно на 10%, 15% и уровень инфляции. От роста цен зависит запуск программ энергоэффективности, признала министр, но, с другой стороны, «мы не можем позволить себе цены выше, чем у соседей». Нужно продолжить снижение участия государства в экономике, сказала о третьей развилке Набиуллина, при этом приватизацией должны заняться и регионы: они получают дотации из бюджета, а сами сидят на огромных активах. Государство должно показать пример и проводить приватизацию на российских площадках, продолжила министр про четвертую развилку – укрепление национальной финансовой системы. В 2011 г. две трети размещавшихся компаний выбрали зарубежные биржи, российские ценные бумаги обеспечили 21% оборота Лондонской фондовой биржи, чем способствовали усилению Лондона как финансового центра, посетовала Набиуллина: «Невозможно решить эту проблему запретами – нужно системное изменение законодательства».

Пятая болевая точка – пенсионная система. Без ее реформы не удастся выйти на бездефицитный бюджет ни в 2015 г., ни позже, а дефицит пенсионной системы будет 3–4% ВВП, предупредила министр. Повышение ставок уже привело к росту скрытой зарплаты в отношении к фонду оплаты труда с 54,7% в 2010 г. до 56,1% в 2011 г. (почти максимум – 56,2% было в 2006 г.) и к замедлению роста легальных зарплат, сказала министр. Она подчеркнула, что если каждый дополнительный $1 цены нефти дает бюджету 50–60 млрд руб., то дополнительный 1 процентный пункт роста экономики – 120–150 млрд руб. В качестве основных решений для пенсионной системы министр предложила реформирование досрочных пенсий, повышение требований к минимальному стажу и развитие добровольных накоплений. Шестая развилка – открытость экономики, особенно актуальная со вступлением в ВТО и Таможенный союз.

Седьмая – бюджетное правило. Набиуллина еще раз напомнила суть разногласий с Минфином – брать в основу бюджета среднюю цену нефти за 10 лет, как настаивает Минфин, или за три года, как требует Минэкономразвития, – и добавила о необходимости «правила второго ключа» – ограничивать рост расходов бюджета ростом ВВП.

Налоговая нагрузка вообще-то меньше, если вычесть нефтегазовый сектор, заметил Путин. «Вычитать неправильно», – возразила Набиуллина, тем более что в обрабатывающих отраслях нагрузка доходит до 50%. И все-таки менее 30% без нефтегазового сектора, не сдавался премьер.

Что касается индексации тарифов, то у РЖД финансовое положение скромнее, чем у газового сектора, хотя в газовой отрасли и 15%, как говорят, не будет стимулом для политики энергоэффективности, поделился Путин «мыслями вслух». А повышение НДПИ на газ при сдерживании цен может привести к тому, что инвестиционные программы госкомпаний будут скромными и конкурентные преимущества России в энергетике обнулятся. Мы привлекли инвесторов в энергетику, многие вложили миллиарды долларов и евро, а потом мы взяли и замедлили рост тарифов, продолжил Путин: «А как же обещания?» Не поддержал он и трехлетнюю цену на нефть для бюджета, предложив еще подумать и подискутировать. Ведь если цена упадет, то «резать» придется инвестпрограммы и цена такой ошибки – это в никуда вложенные госсредства и увеличение недостроев, заметил Путин. На экономику могли бы поработать и пенсионные накопления – их уже 4 трлн руб., а действующие правила использовать их не позволяют, в том числе на инфраструктурные проекты, заметил он и распорядился, чтобы Минэкономразвития, Минфин и ВЭБ подготовили предложения, как эти правила изменить.

По развилкам пока спорим, признался первый вице-премьер Игорь Шувалов: «Вы упрямая, Эльвира. Но это хорошо». В правительстве творческая атмосфера, добавил он, чтобы не быть неправильно понятым: именно в таких спорах и рождаются решения, способствующие экономическому развитию. Когда был Алексей Кудрин, было проще – один вице-премьер поддерживал Минфин, другой – Минэкономразвития, а в одиночку добиваться баланса между двумя ведомствами внутри экономического блока – непростая задача, посетовал Шувалов. А времени на раскачку не осталось – ожидания в обществе растут, все решения нужно принять в 2012 г., подчеркнул он: «В 2018 г. мы должны предъявить совсем другую страну».

Вопрос с инвестированием пенсионных денег и тарифами монополий – стратегическая дилемма, от которой правительству не получится уклониться, говорит главный экономист ФК «Открытие» Владимир Тихомиров, придется выбирать: либо макроэкономическая стабильность и вялый рост, либо структурные реформы и макроэкономические риски в ожидании высокого роста.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать