JPMorgan Chase терял до $200 млн в день

Инструменты оценки риска в сложных сделках, которые должны были хеджировать позиции банка, оказались ошибочными
M.Lennihan

Руководители JPMorgan Chase несколько месяцев назад дали трейдерам задание защитить банк от негативных рыночных последствий европейского кризиса. Но сложные сделки с деривативами, вместо того чтобы снизить риски, привели к обратным результатам: в конце апреля и начале мая банк терял до $200 млн в день.

The Wall Street Journal опросила людей, знакомых с ситуацией в банке, и участников рынка, чтобы выяснить, что произошло. По их словам, хотя внимание сейчас приковано в основном к огромным позициям, открытым трейдером JPMorgan Chase, которого на рынке прозвали «лондонским китом», он и другие трейдеры банка выполняли инструкции руководства. Инструкции эти заключались в том, чтобы сократить риски банка по слишком большим позициям на кредитных рынках. Однако некоторые из проведенных ими сделок не сработали. В итоге в четверг вечером гендиректор и председатель совета директоров банка Джейми Даймон объявил, что тот понес убыток в $2 млрд и что в текущем или следующем квартале он может возрасти еще на $1 млрд.

По словам человека, близкого к JPMorgan, убыток составил $2,3 млрд; потери были понесены за 15 дней в конце апреля – начале мая (в среднем $153 млн в день).

Из-за объявления Даймона акции банка в пятницу рухнули на 9,3%, его рыночная капитализация сократилась на $14,4 млрд. После закрытия торгов агентство Fitch Ratings снизило его рейтинг с АА- до А+, сославшись на «риски для репутации и корпоративного управления». Standard & Poor's сегодня заявило о снижении прогноза рейтинга А со "стабильного" на "негативный".

Разбор ситуации должен включать наказание конкретных сотрудников, говорили в пятницу в частных беседах некоторые менеджеры JPMorgan. По словам людей, знакомых с ситуацией, основное внимание сейчас приковано к директору по инвестициям Айне Дрю. Она возглавляет инвестиционное подразделение (Chief Investment Office – CIO), под управлением которого – портфель ценных бумаг на $374 млрд (с 2006 г. его размер вырос на 333%, см. график внизу). Именно Дрю, которая в прошлом году получила $15,5 млн в виде вознаграждения, дала трейдерам указание сократить риски банка.

Проверяется также деятельность «лондонского кита» Бруно Мишеля Иксила, который возглавляет отдел торговли кредитными инструментами в лондонском подразделении CIO и который открыл огромные позиции, в частности, на индекс, в который входят кредитные дефолтные свопы 125 крупных компаний, а также его руководителя и подчиненного Айны Дрю, Ахилеса Мэкриса, возглавляющего европейские операции CIO.

Причина убытков JPMorgan – в необычных изменениях в корреляции различных производных индексов, основанных на корпоративных долгах с инвестиционным и спекулятивным рейтингом, как в США, так и в Европе. Эти изменения могут частично объясняться тем, что хедж-фонды стали занимать позиции, противоположные позициям JPMorgan.

Уже в I квартале банк понес убытки, которые обеспокоили некоторых его руководителей; но затем, когда показатели риска снизились, они успокоились. Впоследствии выяснилось, что эти показатели были ошибочными.

После того как 5 мая WSJ сообщила о позициях Иксила, Даймон и другие топ-менеджеры JPMorgan стали их анализировать. Они понимали, что они могут принести некоторые убытки, но в целом сочли стратегию удовлетворительной, говорят люди, знакомые с ситуацией в банке.

Однако уже через неделю после 13 апреля, когда банк провел телеконференцию с аналитиками по результатам I квартала, убытки стали катастрофически расти, достигая $200 млн в день. На анализ позиций отрядили несколько групп, которые и обнаружили в торговых стратегиях ошибки – от того, как банк хеджировал уже имевшиеся хеджи, до того, как он зачитывал размер открытых позиций, которые должны были его защитить.

В начале мая в Лондон, где JPMorgan занимает три здания, прилетели из США топ-менеджеры во главе с директором по рискам Джоном Хоганом, которые дважды в день стали проводить совещания, анализируя сложившуюся ситуацию. В Нью-Йорке совет директоров собирался несколько раз, чтобы разобраться в этой путанице. Вопрос об отставке Даймона с поста гендиректора не ставился, однако обсуждалось, почему системы контроля оказались столь неэффективными, говорит человек, знакомый с ходом дискуссий.

По оценкам участников рынка, хедж-фонды BlueMountain Capital Management и BlueCrest Capital Management заработали по $30 млн, играя против JPMorgan; в целом на таких операциях получили прибыль примерно полтора десятка хедж-фондов и банков.

Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) и британское Управление финансовых услуг проводят неофициальное расследование. SEC, в частности, выясняет, достаточно ли быстро банк раскрыл перед инвесторами информацию об убытках. Впрочем, в регулирующих нормах нет четких указаний на то, когда реальный и прогнозируемый убыток становится достаточно значимым, чтобы о нем объявлять.

Потери JPMorgan свидетельствуют о необходимости ужесточения финансового регулирования, считают некоторые законодатели. Даймон между тем был одним из самых активных его противников. «JPMorgan Chase абсолютно без какой-либо помощи со стороны правительства потерял в одной-единственной группе сделок больше, чем, по его утверждению, он потерял бы из-за ужесточения финансового регулирования», – сказал член палаты представителей и бывший председатель ее комитета по финансовым услугам Барни Фрэнк, один из авторов принятого в 2010 г. закона Додда – Фрэнка о реформе финансового сектора регулирования.

Перевод Михаила Оверченко

Рис 1. Размер портфеля ценных бумаг инвестиционного подразделения и казначейства JPMorgan Chase, $ млрд

Рис 2. Прибыли и убытки инвестиционного подразделения JPMorgan Chase, $ млрд