Рынок альтернативных инвестиций переживает структурную трансформацию

Изменения, происходящие на мировых финансовых рынках из-за сохраняющейся экономической нестабильности, не могли не сказаться на секторе альтернативных инвестиций. Крупные фонды, которые до этого предлагали лишь один инструмент для инвестирования (например, прямые частные инвестиции), начинают проникать и в другие инвестиционные сегменты (операции хеджирования и недвижимость). Эта тенденция, уже несколько лет наблюдавшаяся среди крупных международных финансовых компаний, набирает теперь обороты в отношение инвестиционных фондов.

Качественное управление инвестициями ценится не меньше, чем качественные инвестиционные продукты. Учитывая высокую конкуренцию и сложности рынка, институциональные инвесторы в погоне за прибылью наращивают в своем портфеле долю альтернативных инструментов. В то же время инвесторы становятся всё более требовательными к показателям результативности инвестиций, стоимости услуг и ассортименту предлагаемых продуктов. Многие инвесторы делают выбор в пользу управляемых счетов и моделей совместного инвестирования, открывающих множество возможностей без необходимости создания фондов. Все большее число инвесторов отдает предпочтение универсальным международным компаниям, предлагающим качественные инвестиционные продукты во всех классах активов и обладающим нужным опытом.

В результате на рынке господствуют две тенденции: консолидация сектора альтернативных инвестиций происходит одновременно с диверсификацией операций основных участников рынка. Группы Blackstone, Carlyle и многие другие существенно расширили ассортимент предлагаемых продуктов. Для этого некоторые из них вышли на рынок инвестирования в недвижимость в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Invesco приобрела азиатский бизнес AIG Global Real Estate; Blackstone недавно купила азиатский фонд инвестирования в недвижимость Bank of America Merrill Lynch, а затем еще Valad Property Group. BRE потратила почти $1 млрд на покупку активов нидерландской ING Group в недвижимости, включая бизнес по управлению активами в Азии.

Что касается России, то здесь наиболее распространенными формами коллективных инвестиций являются ПИФы и ОФБУ. Режимы их деятельности и регулирование весьма различны. Если деятельность ПИФа регулируется детально с точки зрения как контроля за объектами вложения, так и полноты и достоверности предоставляемой отчетности, то прозрачность инвестиций в ОФБУ вызывает определенные нарекания. Как следствие, согласно решению ЦБ РФ, с 1 января 2013 г. новые ОФБУ больше открываться не будут, а деятельность существующих ОФБУ будет регулироваться ФСФР.

В результате процессов, происходящих в секторе альтернативных инвестиций, могут выделиться два основных сегмента: крупные компании с международным участием и нишевые игроки, имеющие определенную специализацию, например обслуживающие определенный сегмент рынка или регион. Многие небольшие компании могут совсем исчезнуть с рынка. Очевидно, что происходящие процессы буду сопряжены с определенными сложностями. Расширение бизнеса за счет новых регионов или классов активов, имея значительные преимущества, может при этом негативно сказаться на инвестиционных результатах, если не будет продумано самым тщательным образом.

Новые виды инвестиционной деятельности, предполагающие различные стратегии на базе новых классов активов, потребуют привлечения узкоспециализированного персонала, адаптации к культуре и процессу принятия решений в других инвестиционных секторах. В некоторых случаях компании могут привлекать сторонние организации для проведения комплексной экспертизы определенных классов активов и отраслей, однако многие предпочтут нанять собственных специалистов для сопровождения сделок. Также смена инвестиционной сферы потребует новых навыков в области управления рисками. Менеджеры по прямым частным инвестициям могут быть отличными специалистами по управлению рисками в своей области, но при этом, например, испытывать трудности в управлении рисками хедж-фондов, которые имеют свою специфику. Хедж-фонды также быстро придут к тому, что для ведения международных торговых операций необходим иной уровень профессионализма.

Каждый класс активов имеет свою специфику с точки зрения налогообложения. В случае международных операций существуют расхождения в понимании и налогообложении финансовых инструментов в различных налоговых юрисдикциях. В связи с этим у компаний, в зависимости от их торговой стратегии, возникнут сложности с получением доходов от прироста капитала и предоставлением отчетности по ним. Сейчас появляются новые перекрестные типы продуктов (например, фонды стрессовых активов) которые совмещают в себе инвестиции в традиционно различные классы активов. Исчисление налогов по подобным операциям требует специальных знаний в области налогообложения. Налоговые последствия сделок с проблемными кредитами, например, сильно отличаются от налоговых последствий традиционных прямых частных инвестиций. Подобные различия еще больше усложняют ситуацию.

В связи со структурными изменениями на рынке альтернативных инвестиций компании могут выбрать два пути: или предложить рынку широкий ассортимент продуктов, имеющих глобальный охват и основанных на различных видах активов, или же занять отраслевую нишу, в которой они видят свое реальное преимущество. В любом случае, им необходимо сконцентрироваться на качестве услуг и профессиональной компетентности, на которых будет основываться стоимость их услуг. Победителями окажутся те, кому удастся преодолеть сложный переходный период наиболее эффективным образом. Крупные институциональные инвесторы получат выгоду от увеличения гибкости и конкуренции в секторе. Однако розничные инвесторы могут пострадать: их расходы останутся относительно высокими, а ассортимент доступных им инвестиционных продуктов может сократиться.

Российским управляющим компаниям также, вероятно, придется в значительной степени модернизировать свой бизнес. Создавая в Москве финансовый центр, государство планирует ряд шагов по улучшению инвестиционного климата и инфраструктуры финансовых рынков. Это касается как смягчения налогового режима, так и сокращения ограничений на объекты инвестирования пенсионных средств. Рынки, со своей стороны, отвечают расширением спектра инвестиционных инструментов. Так, в апреле группа ММВБ-РТС начала торговлю длинными биржевыми форвардами и свопами, а инвестиционные компании продолжили внедрение в российскую практику сложных структурированных продуктов.

Все это позволяет управляющим компаниям предлагать клиентам новые возможности по управлению финансовыми ресурсами и потоками. Так, например, все большее распространение получает использование деривативов не только для управления рисками, но и для оптимизации структуры привлеченных активов. Инвесторам это, с одной стороны, дает больше возможностей для снижения стоимости заимствований, а с другой – требует от персонала российских компаний постоянного совершенствования в области современных финансовых технологий.

Автор - старший менеджер по налоговому и юридическому консультированию КПМГ.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать