Скандал с Libor катится по миру

Центробанки по всему миру пытаются разобраться с манипулированием ставками типа Libor; четыре ведущих европейских банка подозревают в сговоре
Bloomberg

Разобраться всем миром

Председатель Банка Англии Мервин Кинг вчера направил руководителям других центробанков предложение обсудить 9 сентября в Базеле проблему Libor, сообщают сегодня The Wall Street Journal и Financial Times. «Очевидно, что необходима радикальная реформа системы расчета Libor», – говорится в его письме. Эта система имеет «структурные недостатки», заявил председатель Федеральной резервной системы США Бен Бернанке, выступая во вторник в сенате. Вчера во время выступления в палате представителей он добавил, что в последние дни обсуждал этот вопрос с Марком Карни, возглавляющим Банк Канады и Комитет финансовой стабильности (FSB) – международную организацию, объединяющую представителей центробанков, финансовых регуляторов и чиновников, которая отслеживает ситуацию в мировом финансов секторе. FSB проанализирует ситуацию с Libor, ее влияние на финансовую стабильность и возможные реформы, добавил Бернанке.

Сам Карни заявил, что в качестве председателя FSB займется поиском долгосрочных решений проблемы Libor.

К Libor и аналогичным ставкам привязана стоимость долговых инструментов – от валютных свопов до корпоративных и простых ипотечных кредитов – более чем на $500 трлн по всему миру. Сейчас регуляторы Великобритании, США, Японии, Европы ведут расследование в отношении примерно 20 банков. Libor ежедневно рассчитывает Британская банковская ассоциация (BBA) на основании подаваемой банками информации о ставках, по которым они работают на межбанковском рынке. Котировки предоставляются по кредитам в 10 валютах со сроками погашения от одного дня до 12 месяцев. До февраля 2011 г. в расчете долларовой ставки участвовали 16 банков, причем при ее определении ВВА исключала четыре самых высоких и четыре самых низких предложения, на основании оставшихся рассчитывалась средняя ставка. Теперь участвуют 20 банков, отсекается по пять крайних котировок.

В расчете ставки Euribor Европейской банковской федерацией (EBF) участвуют 43 банка, отсекаются по 15% крайних котировок.

Заговор трейдеров

Между тем появляются свидетельства того, что трейдеры банков могли договариваться о манипулировании Libor и другими аналогичными ставками, чтобы заработать на трейдинге. До относительно недавнего времени считалось, что банки могли подавать банковским ассоциациям заниженные котировки во время кризиса в 2007-2009 гг., чтобы их финансовое положение не казалось шатким. Такое впечатление могло бы сложиться, если бы контрагенты соглашались кредитовать их по более высоким ставкам.

Однако из документов о мировом соглашении, которое Barclays заключил с регуляторами Великобритании и США, следует, что было как минимум два периода манипулирования ставками: второй – во время кризиса для создания впечатления о финансовой устойчивости банков, а первый – на несколько лет раньше ради зарабатывания на трейдинге.

Регуляторы анализируют деятельность по крайней мере четырех европейских банков – Crédit Agricole, HSBC, Deutsche Bank и Société Générale, трейдеры которых могли договариваться с трейдерами Barclays о подаче банковским ассоциациям завышенных котировок по ставке Euribor, чтобы в итоге заработать на деривативах, сообщает Financial Times со ссылкой на людей, знакомых с ходом расследования. В мировом соглашении Barclays с Комиссией по срочной биржевой торговле США говорится, что один из его трейдеров «организовал работу по согласованию торговых стратегий с трейдерами многих других банков… с целью получения прибыли по их фьючерсным торговым позициям». По словам нескольких человек, знакомых с ситуацией, этот трейдер – Филипп Моруссеф, работавший в Barclays в 2005-2007 гг., пишет FT.

В аналогичном соглашении Управления финансовых услуг Великобритании (FSA) с Barclays говорится, что в 2006-2008 гг. трейдеры других банков по крайней мере 20 раз обращались к сотрудникам Barclays, предоставлявшим котировки Euribor в EBF, с просьбой дать более высокую или низкую ставку.

Стратегия Моруссефа заключалась в использовании трехмесячных валютных свопов, привязанных к ставке Euribor, пишет FT по результатам разговоров с людьми, знакомыми с ней и с ходом расследования. О совместных действиях Моруссеф мог договариваться с трейдерами из других банков, с которыми либо работал раньше, либо знал по своей профессиональной деятельности. Регуляторы анализируют его общение с Мишелем Зрихеном из Crédit Agricole, Дидье Сандером из HSBC и Кристианом Биттаром из Deutsche Bank, пишет FT; все они уже покинули эти банки. Расследование в отношении Société Générale, похоже, находится на ранней стадии.

Как заработать

То, как трейдеры могли зарабатывать на манипулировании ставками, показывает в своем исследовании Эндрю Верштейн, лектор Школы права Йельского университета. «Манипулировать Libor гораздо проще, чем кажется. Для этого даже не нужен сговор», – рассказал он Bloomberg. Если банк подаст слишком высокую заявку, ассоциация отсечет ее, и в расчет средней ставки войдет ставка, которая раньше не вошла бы, что повысит среднюю оценку, объясняет Верштейн. Аналогичным образом банк может занизить итоговую ставку, подав слишком низкую заявку.

Например, восемь банков: A, B, C, D, E, F, G и H – предоставляют ВВА котировки, указывающие, что стоимость привлекаемых ими на 1 месяц кредитов составляет 0,18, 0,20, 0,22, 0,23, 0,23, 0,25, 0,26 и 0,27% соответственно, объясняет Верштейн. Четыре крайних котировки отсекаются, и среднее значение, которое и станет месячной ставкой Libor, составит 0,2325%. Но если на следующий день банк С по просьбе трейдера подаст искусственно заниженную котировку 0,19%, а остальные банки представят такие же, то котировка банка С будет исключена, котировка 0,2% от банка В войдет в расчет, и в итоге средняя ставка составит 0,2275%, то есть на 0,5 б. п. меньше. Это не так мало, как может показаться. По расчетам Bloomberg, снижение месячной долларовой ставки Libor на 1 б. п. может принести трейдеру, правильно занявшему позицию по портфелю валютных свопов на $80 млрд, прибыль в $667 000.

А валютные свопы на такие суммы – обычное дело для банка типа Barclays, который по просьбе клиентов хеджирует валютные позиции. В документах FSA рассказывается, что 10 марта 2006 г. трейдер Barclays попросил сотрудников отдела по подаче котировок в ВВА представить «очень низкую» ставку. «У нас привязано инструментов на 80 ярдов [$80 млрд. – «Ведомости»], и снижение котировки на каждые 0,1 б. п. для нас - огромная помощь», – говорится в его электронном письме.

Глобальная проблема

Скандал с Libor заставил центробанки разных стран озаботиться вопросом возможного манипулирования ставками. Регуляторы от Стокгольма до Сеула анализируют, как в их странах рассчитываются ставки, служащие ориентиром для определения стоимости кредитных средств, сообщает Bloomberg.

Так, японская ставка Tibor и шведская Stibor рассчитываются, как и ставки в Лондоне и еврозоне, по результатам котировок, которые банки предоставляют местным банковским ассоциациям. В отдельных странах манипулирование теоретически может быть облегчено тем, что в расчете ставок участвует меньше банков.

Японские регуляторы начали расследование еще некоторое время назад. В декабре местное Агентство по финансовым услугам приказало Citigroup на две недели, а UBS – на одну приостановить трейдинговые операции, связанные с Tibor и Libor, когда обнаружило, что их сотрудники пытались повлиять на уровень ставки Tibor, чтобы заработать на своих трейдинговых позициях.

А вчера Японская банковская ассоциация попросила банки, участвующие в расчете Tibor, до 10 августа рассказать, как они предоставляют свои котировки

Антимонопольные органы Кореи на этой неделе активизировали расследование по делу о возможном искусственном завышении местной ставки-ориентира на межбанковском рынке. Комиссия по честной торговле проинспектировала 10 брокерских компаний и девять банков, говорится в ее заявлении. Денежное управление Сингапура объявило, что проанализирует процесс расчета ключевых рыночных процентных ставок.

Участники шведского рынка обеспокоены ситуацией со Stibor, процесс расчета которой им представляется недостаточно прозрачным, говорится в недавнем полугодовом докладе шведского центробанка. Финансисты также указывают, что в расчете ставки участвует слишком мало банков.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать