Финансы
Бесплатный
Екатерина Кравченко

Еврозоне предложили шесть сценариев для выживания

Еврозона способна выжить и решить проблему долгов, но ограничена в действиях мандатом ЕЦБ, преференциями политиков и интересами бюрократии и торговых партнеров; выбор придется сделать, предупреждают аналитики ING
Bloomberg

Чтобы выжить, еврозоне не удастся обойтись урезанием бюджетных расходов: потребуется идти на более масштабные жертвы, в числе которых - девальвация евро, либерализация рынков товаров и труда и перераспределение ресурсов из сильных экономик в слабые, как это произошло при объединении Германии, предупреждают аналитики ING. У еврозоны есть шесть сценариев, уверен главный экономист ING Марк Клифф: крайние варианты предполагают жесткую вертикаль власти в валютном блоке, высокую инфляцию и девальвацию, более мягкие - выстраивание трансфертных союзов по модели США или Швейцарии и ослабление национальных правительств и евробюрократии.

Продвигаемый Германией сценарий жесткой экономии («Остерия»), нацеленный на жесткое сокращение уровня госдолга стран еврозоны в 87,2 трлн евро до 60% ВВП, принесет Европе длительный период слабого роста и риск дефолта проблемных стран, считают в ING. Масштабный секвестр - не самоцель и сильный удар по росту, солидарны в МВФ. О быстром выздоровлении европейской экономики придется забыть, предупреждают в ING.

Cценарий «Драгия» (в честь председателя ЕЦБ Марио Драги) предполагает ослабление монетарной политики с ускоренной рекапитализацией банковского сектора и введение единых гарантий по депозитам. ЕЦБ по итогам 2011 г. принял на свой баланс 225 млрд евро облигаций периферии - 2,4% ВВП еврозоны, но это слабая помощь экономике, считают в ING: по опыту Великобритании количественное смягчение в 1% ВВП ускоряет рост в последующий год лишь на 0,1-0,15 п. п., по модели Oxford Economics расходование 500 млрд евро увеличивает ВВП на 0,25% через год. С 2007 г. ЕЦБ увеличил денежную базу на 225% - до 1,75 трлн евро, что эквивалентно 18,5% ВВП еврозоны. Активность центробанков вынужденная, из-за неспоспособности политиков действовать регуляторы оказались перегружены проблемными активами: на их балансах находится 18 трлн евро - 30% мирового ВВП, вдвое больше, чем 10 лет назад, подсчитали в Банке международных расчетов (BIS).

Модель "Бондия» предполагает коллективную ответственность - консолидацию долгов и выпуск общеевропейских облигаций. Общий долг стран еврозоны - 8,2 трлн евро, в том числе Италии - 1,89 трлн, Испании - 734,9 млрд, Греции - 355,6 млрд, Португалии - 184 млрд, Ирландии - 169 млрд (данные Евростата). "Пока я жива, выпуск еврооблигаций рассматриваться не будет", – заявила канцлер ФРГ Ангела Меркель.

Инфляционная модель предполагает радикальное ослабление монетарной политики, агрессивное количественное смягчение и девальвацию евро c $1,2232 до $0,9 в течение 3-5 лет. Этот сценарий вызовет противодействие торговых партнеров и подстегнет усиление протекционистских мер в глобальной экономике, предупреждают ING.

Модель «европтимизма» основана на перераспределении средств: построение трансфертных союзов Евросоюза по модели США или Швейцарии, которое предполагает ослабление и децентрализацию правительственных функций с сокращением роли госсектора, снижением налогов и либерализацией экономики. Трансферт, эквивалентный 1% ВВП стержня еврозоны, стимулирует рост периферийных экономик на 1,9%, подсчитали в ING. Но Берлину и избирателям не очень нравится этот вариант, поскольку он предполагает перераспределение средств от богатых к более бедным по модели объединения Германии, которое cтоило около 2 трлн евро, отмечает Клифф.

«Кругмания» (в честь нобелевского лауреата Пола Кругмана) – более агрессивная разновидность модели “Америка” с бюджетными стимулами, сконцентрированными на масштабных государственных инвестициях и гибком отношении к инфляции. Но поддержание стабильности цен - это главный мандат ЕЦБ. ЕЦБ не может столь же активно действовать, как ФРС, поскольку не имеет двойного мандата от федерального правительства, считает Джеймс Буллард из ФРБ Сент-Луиса.

Еврозона - политический проект, и ее дальнейшая судьба по-прежнему в руках политиков: им предстоит решить, какой сценарий выбрать, отмечает Клифф, вероятно, они постараются найти компромисс, чтобы удовлетворить претензии главных субъектов экономической политики. Горизонт мышления политиков ограничен избирательным циклом, пишут аналитики CEPR.

План упорядоченной ликвидации евро с минимальными потрясениями был уже выставлен на конкурс: в июле за него была присуждена британская премия Wolfsone Economics, учрежденная лордом Саймоном Вулфсоном. В оргкомитет конкурса поступило около 500 предложений от граждан, экономистов и университетов, премию выиграла команда Роджера Бутла из Capital Economics: страна, выходя из еврозоны, вводит свою валюту, которая ходит параллельно и обменивается один к одному, партнеров по еврозоне предупреждают за три дня, а в «день D» закрывают все биржи, чтобы предотвратить бегство капитала. Последствия распада еврозоны для европейцев были безапелляционны: сокращение реальных зарплат, девальвация и дефолт, но экономисты просили не драматизировать экономический спад на выходе из еврозоны: принять как должное и преодолевать.

Сценарий развала еврозоны обсуждается политиками, но не все понимают, что по силе удара для мировой экономики это будет событие, сравнимое с кризисом 2008 г. и банкротством Lehman Brothers, предупреждает Клифф. В 2008 г. цены на недвижимость всего за месяц упали на 22%. Тогда был только один Lehman ($613 млрд долгов), cейчас их будет несколько (cовокупный долг еврозоны - 8,2 трлн евро), предупреждает Клифф.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать