Олимпиада – это стресс-тест на экономическую устойчивость и политическую открытость

Нынешний европейский кризис начался с Олимпиады в Греции. Готовясь к играм 2004 г., греческое правительство влезло в непосильные расходы, набрало новых долгов, а радужные прогнозы по олимпийским доходам не оправдались. Пришлось занимать еще, а там и кризис 2008 г. грянул. В результате долговой шлейф тянется за греческой экономикой и поныне, грозя уже развалом еврозоны.

С экономической точки зрения эта теория выглядит немного поверхностной. В действительности проблемы Греции имеют несколько иную природу. Бюджет Греции последний раз был сбалансированным около 40 лет назад. То есть Греция и без Олимпиады имела тлеющие предпосылки, которые обязательно привели бы к кризису в Евросоюзе. Причина простая: если страна с такой традицией заимствований попадает в союз, где дают деньги только за то, чтобы быть вместе, то она обязательно начинает эти деньги занимать. В Евросоюзе греки не могли не припасть к этому источнику, спасительному для одноразовых политиков-популистов, но губительному для страны в среднесрочной перспективе. В общем, сочетание долговых традиций Греции с политическим радушием еврооптимистов закономерно привело к нынешним проблемам.

Однако и афинская Олимпиада внесла свой вклад в раскручивание еврокризиса. Праздник прошел, ожидаемых доходов грекам не принес, выстроенная в долг туристическая инфраструктура недозагружена. Часть объектов вне Олимпиады вообще не нужна и зарастает лопухами. А расплачиваться надо.

Пекинские Игры 2008 г. проходили в совершенно другом экономическом контексте. Китай не строил больших планов по поводу доходов. На первом месте стояли задачи политической и туристической рекламы – и эти задачи были решены. Политические приоритеты сделали пекинскую Олимпиаду менее чувствительной к финансовым результатам. Расходы китайцев на нее были не инвестпроектом, а маркетинговым бюджетом. Но даже и в таком контексте финансовая нагрузка, во-первых, не оказалась непосильной для растущей экономики, а, во-вторых, была вполне оправдана демографической ситуацией. Объекты спортивной и туристической инфраструктуры в Китае лопухами не зарастают. Народу в Поднебесной много, народ этот кропотливый и деятельный, ему никакая инфраструктура лишней не будет.

Вернемся к Играм нынешним. Судя по первым откликам, лондонская Олимпиада уже не оправдывает бизнес-задач. Лондон и без того туристическая Мекка, дополнительная реклама ему не нужна. Наоборот, лондонцы жалуются, что Олимпиада приносит много неудобств традиционным туристическим бизнесам. Музеи и театры пустуют. Гости варятся в соку спортивных событий. А многие лондонцы, в том числе бизнесмены, вообще предпочли уехать от этой кутерьмы и сверхпробок.

Тратиться на рекламу политического режима лондонцам тоже ни к чему. Одно лишь появление королевы на стадионе, ее минутная пауза с царственным дозволением приветствовать себя посланцам всех стран, а также последовавшая реакция сотен тысяч зрителей и миллионов телезрителей наглядно показали нам, что с мировым авторитетом у британской монархии все в порядке.

В общем, будущий экономический эффект Олимпиады для Великобритании можно оценивать в диапазоне от «никакого» до умеренно негативного. Наверное, это нормальная плата за столь масштабное мировое событие.

Такой беглый анализ политического и экономического влияния Олимпийских игр на ситуацию в стране-хозяйке позволяет предположить, что в современных условиях Олимпиада выступает своего рода проверкой, стресс-тестом для экономического и политического устройства принимающей страны.

Страны со слабой экономикой и неустойчивым политическим режимом могут надломиться и ускорить свое падение. Страны с сильной экономикой и сильной политической системой могут пройти Олимпиаду безболезненно. Если и не получив доход, то упрочив престиж (как Китай) или хотя бы подтвердив свой статус-кво (как Великобритания).

В дни лондонской Олимпиады мы, безусловно, думаем о следующей – нашей, сочинской. В летних Играх участвуют и южные, и северные страны, а в зимних – преимущественно северные. По масштабу зимние Олимпиады скромнее, поэтому и воспринимаются несколько менее пафосно. Говорить об их судьбоносном влиянии на экономическое состояние или политический статус страны-хозяйки не приходится. Но они все равно рассматриваются и как крупнейший бизнес-проект, и как национальная презентация.

Что мы покажем миру и какие плоды пожнем сами? Если наша гипотеза верна, то подготовка к сочинской Олимпиаде не должна ограничиться спортивными и инфраструктурными проектами. Мы точно знаем, чего мы хотим, чтобы она прошла успешно. Однако понятие успеха или неуспеха не ограничивается медальным зачетом. Олимпиады проверяют страны на экономическую устойчивость, политическую открытость. Вот те сферы, в которых надо готовиться не менее усердно, чем в спорте.

Автор - зампред совета директоров «Нордеа банк».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать