Финансы
Бесплатный
Иван Чакаров

Чтобы не подорвать доверие к себе, Банк России должен остановиться в ужесточении денежной политики

Решение ЦБ России повысить ключевые процентные ставки на 0,25 процентного пункта застало многих участников рынка врасплох. Помимо очевидных сомнений в том, оправдывает ли нынешняя фаза экономического цикла подобный шаг, действия ЦБ удивляют тем, что в большинстве развивающихся стран центробанки сейчас движутся как раз в противоположном направлении. Они смягчают денежную политику, чтобы помочь своим экономикам, негативное влияние на которые оказывает замедление роста в США, Европе и Китае.

Банк Росии, однако, пошел другим путем. Свое решение он объяснил ростом цен и инфляционных ожиданий, увеличивающим риски превышения среднесрочного ориентира по инфляции (6% в декабре по отношению к декабрю 2011 г.). В частности, ЦБ отметил, что по данным на 10 сентября годовой темп прироста потребительских цен составил 6,3%. Кроме того, по его утверждению, “совокупный выпуск сохраняется вблизи своего потенциального уровня”, несмотря на снижение темпов роста капитальных инвестиций и оборота розничной торговли.

Эти аргументы не убеждают нас по трем причинам. Во-первых, хотя инфляция действительно ускорилась в последние пару месяцев, составив в августе 5,9% год к году и практически достигнув ориентира ЦБ, основная причина этого – плохой урожай. ЦБ и сам признал это, отметив, что “ключевую роль в повышении годового уровня потребительской инфляции сыграло ускорение роста цен на продовольственные товары”. Таким образом, цены растут прежде всего из-за классического кризиса предложения на продуктовом рынке, а экономическая теория говорит, что ориентирующиеся на цель по инфляции центробанки должны глядеть вперед, не особо отвлекаясь на такое временное ускорение роста цен. Попросту говоря, не дело ЦБ бороться с последствиями не слишком большого урожая.

Беспокоит также то, что всего месяц назад зампред ЦБ Сергей Шевцов говорил: нынешнее усиление инфляционного давления связано исключительно с немонетарными факторами. Такая непоследовательность в словах и делах порождает, на наш взгляд, резонный вопрос о том, почем теперь ЦБ неожиданно решил, что факторы, обусловившие рост цен, все-таки носят монетарный характер. Центральный банк, ориентирующийся на цель по инфляции, должен избегать такой непоследовательности в своей коммуникационной политике.

Во-вторых, очень сложно оправдать повышение ставок в замедляющейся, хотя и все еще растущей экономике. В годовом выражении рост в I, II, III и IV кварталах 2012 г. составляет, соответственно, 4,9% (официальные данные Росстата), 4% (данные Росстата), 2,8% (прогноз “Ренессанс капитала” и Российской экономической школы) и 2,1% (прогноз “Ренессанс капитала” и Российской экономической школы). Всего несколько дней назад министр экономического развития Андрей Белоусов заявил, что во втором полугодии темпы роста ВВП будут ниже 3%, а чуть раньше его ведомство сообщило, что в июле они действительно серьезно замедлились, составив 2,6%. С учетом того, что в первом полугодии рост составил 4,5%, а по итогам года министерство прогнозирует 3,5%, во втором полугодии рост должен замедлиться до 2,5%.

В-третьих, ситуация в денежной системе и без того заметно ухудшилась, учитывая все возрастающую напряженность с ликвидностью в банковском секторе: если в 2010 г. и первой половине 2011 г. наблюдался профицит ликвидности, то затем он сменился значительным дефицитом, в результате чего существенно выросли ставки на межбанковском рынке. Так, ставка овернайт Mosprime выросла с 2,5% в январе 2011 г. до примерно 5,5% сейчас. Еще больше ужесточать денежную политику, повышая ставки ЦБ, по нашему мнению, не было необходимости.

Неоднократно звучали аргументы, что ЦБ, несмотря на озвученные выше причины, нужно повышать ставки, чтобы сформировать доверие к себе как к новому центральному банку развивающейся страны, проводящему политику инфляционного таргетирования. Видимо, предполагается, что такими действиями он должен улучшить свой имидж, даже если для этого приходится жертвовать какой-то частью ВВП, которая не будет произведена из-за более высоких процентных ставок. С таким подходом, как нам кажется, нельзя согласиться. Аргументы о том, что он каким-то образом повысит доверие к ЦБ, не выдерживают критики, потому что в условиях замедления экономического роста и временного повышения цен на продовольствие от центробанка требуются как раз обратные действия. Принятое же решение как раз способно ослабить доверие к ЦБ.

Несмотря на удивительное решение Банка России, в целом мы остаемся сторонниками проводимой им политики. Если и есть в России институт, который в последние пару лет действительно работал эффективно, то это Центральный банк. Он заслуживает всяческих похвал за переход от политики таргетирования валютного курса к политике таргетирования инфляции. Кроме того, ЦБ умело объясняет общественности эти свои действия, успешность которых была подтверждена во время двух последних эпизодов усиления рыночной волатильности летом 2011 г. и летом 2012 г. Население в большинстве своем не побежало обменивать рубли на валюту и открывать валютные депозиты, как делало это раньше, и паники удалось избежать в значительной степени благодаря тому, как ЦБ информировал общественность о своих действиях в рамках новой парадигмы.

И именно потому, что четкая и понятная коммуникационная политика так важна для успешной работы центробанка, ориентирующегося на цель по инфляции, нас беспокоят противоречивые заявления ЦБ в связи с последним повышением ставок. Мы надеемся, что они объясняются болезнью роста и ЦБ сможет преодолеть подобные препятствия на пути к тому, чтобы стать уважаемым институтом, использующим инфляционное таргетирование. Если ЦБ и хотел показать рынкам, что намерен серьезно бороться с инфляцией, эту задачу он выполнил. Если же он продолжит следовать в том же направлении, то может подорвать доверие к себе и своим действиям.

Автор - главный экономист по России и СНГ \"Ренессанс капитала\".

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more