Финансы
Бесплатный
Татьяна Бочкарева

Лондонский суд разбирается с трейдером-жуликом

Начался суд над бывшим трейдером UBS Квеку Адоболи, из-за несанкцированных операций которого банк мог получить $12 млрд убытка
Д. Гришкин / Ведомости

В Лондоне начался суд над бывшим трейдером UBS Квеку Адоболи. Прокуроры обвиняют его в мошенничестве и фальсификации отчетности. Из-за несанкционированных позиций, открытых им, UBS зафиксировал $2,3 млрд убытка.

14 сентября 2011 г. Адоболи в середине рабочего дня отпросился с работы к врачу, а через час по электронной почте прислал аудитору банка Уильяму Стюарту признание в содеянном. «Я пишу это сообщение в состоянии сильного стресса, – говорилось в сообщении, – сделки с биржевыми фондами, которые вы видите в отчетности, — это не те сделки, которые я совершал с контрагентом, как говорил раньше».

Адоболи начал совершать сделки, на которые у него не было разрешения, в 2008 г., после того, как он получил $400 000 «честного» убытка. Он превышал лимит и отражал в отчетности фиктивные сделки, чтобы скрыть убытки. Дневной лимит у отдела Адоболи составлял $100 млн, но в момент, когда о его операциях стало известно, им были открыты позиции на фьючерсы S&P 500 в размере $5 млрд и на немецкие фьючерсы в размере $3,75 млрд, сообщает Bloomberg.

Ситуацию стало невозможно скрывать в сентябре 2011 г., поскольку из-за масштабной распродажи на рынках в июле - августе убытки Адоболи, по его собственному признанию, стали стремительно нарастать. «Я глубоко сожалею, что оставляю после себя этот беспорядок и подверг риску банк и коллег», – написал он.

В какой-то момент из-за действий Адоболи UBS мог потерять $12 млрд, утверждают прокуроры. Сделки трейдера «с легкостью могли достичь лимита или даже превзойти ресурсы банка», отмечает прокурор Саша Васс. Она называет его безрассудным и жадным мошенником, озабоченным «своим бонусом, статусом, карьерой и эго».

Когда о скандале стало известно, за день акции UBS подешевели на 10%. Из-за убытка Адоболи был сокращен бонусный пул банка, а его гендиректор Освальд Грюбель подал в отставку. «Как большинство азартных игроков, [Адоболи] считал, что обладает легкой рукой, как большинство игроков, он проиграл и принес беспорядок и несчастья в свою жизнь и всем вокруг него», – заявила Васс.

32-летний Адоболи родился в Гане в семье чиновника ООН. В 2003 г. с отличием окончил Университет Ноттингема, специализировался в электронной коммерции. С 2006 г. он работал в отделе UBS, который совершал сделки для клиентов и на средства самого банка. Адоболи торговал биржевыми фондами (фондами, паи которых обращаются на бирже — ETF). Вознаграждение Адоболи с 40 500 фунтов в 2005 г. увеличилось до 360 000 фунтов (включая бонус) в 2010 г.

После ареста Адоболи обнаружилось, что почти на трех из его личных банковских счетов была задолженность, на четвертом — четыре фунта, сообщает Bloomberg. Он обращался за деньгами, по крайней мере, в восемь компаний, выдающих ссуды на короткое время. В нарушение внутренних правил банка, у Адоболи был собственный торговый счет. Он совершал операции при посредничестве IG Index и City Index. За год до ареста он потерял на них 123 000 фунтов, сообщила прокурор Эстер Шутцер-Вайсман.

Виновным Адоболи себя не признает. Если его вина будет доказана, он может получить по 10 лет тюрьмы по каждому из двух пунктов обвинения в мошенничестве и семь лет за фальсификацию.

UBS пополнил печальный список банков, понесших убытки из-за несанкционированных действий трейдеров. Самой убыточной такой операцией считаются действия трейдера Societe Generale Жерома Кервьеля, который в 2007 г. без разрешения и уведомления открыл позиции, которые к началу 2008 г. достигли 50 млрд евро. Когда банк в ходе рутинной проверки в январе узнал об этом и стал в экстренном порядке закрывать позиции, убыток по ним составил 4,9 млрд евро. В 2010 г. суд приговорил Кервьеля к трем годам тюрьмы и компенсации убытка в полном размере.

Другие громкие случаи с трейдерами-жуликами — потеря трейдером Ником Лисоном на несанкционированных сделках с фьючерсами и опционами $1,2 млрд в 1995 г., приведшая к банкротству британского банка Barings (нидерландский ING после этого купил его за 1 фунт стерлингов), и мошеннические действия с валютными форвардами и опционами Джона Раснака, трейдера ирландского Allied Irish Banks, из-за которого банк в 2002 г. потерял $750 млн.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать