Кому достанется ответственность за весь финансовый сектор

ЦБ должен стать мегарегулятором в России. Ему надо передать не полномочия ФСФР, а саму службу целиком с действующими штатом и процедурами, предлагает руководитель ФСФР Дмитрий Панкин. Особых возражений эта идея пока не вызвала
М.Стулов

Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) должна быть трансформирована в отдельную организацию в системе Банка России, а ее руководитель должен одновременно являться первым зампредом ЦБ, написал руководитель ФСФР Дмитрий Панкин президенту Владимиру Путину (копия есть у «Ведомостей»). Тогда внутренняя структура и бизнес-процессы будут соответствовать существующим в ФСФР, что минимизирует такие риски, как несовместимость систем документооборота, IT-платформ; снижение качества регулирования и надзора; задержка реформы и проблемы, связанные со сбором отчетности, описывает Панкин. Иной сценарий чреват «потрясениями» для участников рынка и инвесторов, а также «репутационными рисками для Банка России».

Реформа надзора на финансовом рынке началась два года назад: к ФСФР был присоединен Страхнадзор, произошло разделение полномочий между ФСФР и Минфином. Изначально планировалось, что ФСФР и Минфин работают в одной связке, ФСФР подчинена правительству и руководитель Минфина является вице-премьером – потом с этого поста ушел Алексей Кудрин и схема начала меняться, рассказывает источник в финансовом ведомстве. «ФСФР пыталась забрать себе законотворческую деятельность, в итоге межведомственное согласование превратилось в вечный спор, все вопросы выносились на обсуждение в правительстве и решались уже там», – рассказывает источник. Весной этого года Панкин пытался вернуть службе законодательные полномочия, увеличить финансирование и расширить ее штат, с этого и началась история с мегарегулятором, вспоминает один из участников совещания у первого вице-премьера Игоря Шувалова.

В конце августа Минфину было поручено проработать вопрос создания такого органа. Минфин, ЦБ и ФСФР посчитали целесообразным передать функции службы в Банк России, законодательные инициативы оставить за Минфином, следует из письма министра финансов Антона Силуанова Путину (также есть у «Ведомостей»). Согласованные предложения ведомств в начале этой недели должны поступить в аппарат Шувалова, говорит источник в аппарате. В случае если предложение будет одобрено, предполагается внести в Госдуму необходимые проекты федеральных законов до 1 марта следующего года, следует из письма Панкина.

В ЦБ, похоже, рассчитывают на другой сценарий объединения. Служба должна быть ликвидирована, ее сотрудники должны стать служащими ЦБ в результате перевода, имущество передано в ЦБ, предлагает первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев в письме Путину (есть в распоряжении «Ведомостей»).

ЦБ будет взаимодействовать с правительством, как и раньше, при соблюдении принципа независимости. Может возникнуть конфликт интересов, ведь Банк России является самостоятельным участником рынка, признает в письме Улюкаев, – для избежания этого будет создано отдельное агентство, куда передадут такие функции, как борьба с инсайдом, защита интересов потребителей, защита прав миноритарных акционеров и т. д. Конфликта интересов внутри ЦБ боится и министр экономического развития Андрей Белоусов. Он напомнил, что при создании мегарегулятора на базе ФСФР правительство сознательно пошло на исключение из административной реформы: один орган соединил в себе и нормативно-творческие, и контрольно-надзорные функции. «Я немного настороженно отношусь к передаче этих функций, функции мегарегулятора, по сути, будут разделены между Центробанком и Минфином», – заявил Белоусов в пятницу.

Для банковского сектора конфликт между нормотворческой и надзорной функцией ЦБ уже давно существует, парирует чиновник Минфина. К тому же ЦБ является собственником крупнейшего банка и биржи, добавляет он.

Официальные представители межведомственной переписки от комментариев отказались. Путин должен вынести свой вердикт на этой неделе, ожидают некоторые из них.