Финансы
Бесплатный
Макс Колчестер

Британский священник учит банкиров этике

Банковскому сектору нужно ответить на экзистенциальный вопрос: для чего он существует и какова его будущая роль, считает бывший нефтяник и трейдер, а ныне – епископ Дарэма Джастин Уэлби
Джастин Уэлби хочет напомнить банкирам об этике и их месте в обществе
anglican.org

Парламентская комиссия изучает деятельность банковского сектора с июля, когда скандал с манипулированием ставкой Libor вышел на новый уровень: банк Barclays заплатил британским и американским регуляторам более $450 млн по мировому соглашению, после чего лишился гендиректора и председателя совета директоров. Расследование по этому делу ведется в отношении примерно 20 банков, включая британские. В задачи комиссии входит разработка новых правил, от корпоративного управления до путей разрешения конфликта интересов. Комиссия проведет ряд публичных слушаний.

Но преподобный Уэлби берет выше и смотрит шире: он рассчитывает придать финансовой деятельности новое измерение – этическое. «Для меня честь быть приглашенным в столь важный орган, который влияет на каждого из нас, ведь процветающая экономика и труд невозможны без формирования этического рынка», - говорит епископ Дарема.

Этот скромный человек в очках, с железным крестом на шее (он сделан из гвоздей, взятых из собора в Ковентри, который был разбомблен во время Второй мировой войны) пользуется огромным авторитетом и в церкви, и в миру. Его прочат на высший в англиканской церкви (после монарха, который является ее главой) пост – арихиепископа Кентерберийского. В прошлом его преосвященство и член палаты лордов 11 лет проработал в нефтяном секторе – прежде чем услышал глас Божий, призвавший его на служение.

Как ведется бизнес и какова роль банков, Уэлби знает не понаслышке. Он работал во французской нефтяной компании Elf Aquitaine (впоследствии стала частью Total), затем – в Лондоне, над проектами в Северном море и Западной Африке. В 1984 г. стал финансовым директором нефтесервисной компании Enterprise Oil. Выступая в мае в палате лордов, епископ сослался на свой опыт работы нефтяным трейдером (лорды ахнули, а бывший министр финансов признался, что впервые видит священника – трейдера деривативами). Уэлби имел дело и со ставкой Libor, и со страхованием, и с торговлей валютами.

Поэтому вопросы банкирам он задает по существу. На слушаниях в комиссии Уэлби долго допрашивал будущего председателя совета директоров банка Barclays Дэвида Уолкера, причем вопросы касались всех аспектов банковской деятельности – от управления рисками до методов бухучета: «Вы говорите о вкусе к рискам, но чьем именно? Страны? Общества? Центробанка? Или акционеров вашего банка?"

Банковскому сектору предстоит ответить на главный, экзистенциальный, вопрос, указывает Уэлби: для чего он существует и какова его будущая роль, а кто в чем конкретно провинился в скандале с Libor – дело второстепенное. Для «самой консолидированной и картелизированной банковской отрасли в Европе» настала пора перемен, уверен он.

«С точки зрения христианства человек грешен и слаб, и поэтому теория эффективных рынков не работает. На рынках люди принимают не более рациональные решения, чем где-либо еще», – считает епископ.

По мнению Уэлби, в центре внимания банков должен снова оказаться клиент. Но введения новых правил недостаточно, главное – создать новые банки, которые составят конкуренцию существующим. Тогда и кредитование вырастет, и жители Великобритании будут охвачены банковским сервисом.

"Я не сторонник того, чтобы пинать банки: финансовые услуги необходимы для того, чтобы перенаправить избыток средств туда, где нужны инвестиции", - говорит епископ. Но банкам следует больше думать не о прибылях, а об устойчивом росте экономики. В пример он приводит Deutsche Bank, который недавно понизил цель по доходности капитала: прибыльность банка должна отражать «уровень полезности» для общества, а не стремление как можно больше заработать, говорит Уэлби.

Перевела Анна Разинцева

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать