Статья опубликована в № 3220 от 30.10.2012 под заголовком: Банкиры ставят на население

Вместо компаний у банков начали занимать граждане

Российские банки существенно притормозили кредитование компаний и переключились на розничных клиентов. В результате заметно выросло количество граждан, обслуживающих по нескольку кредитов одновременно
Драйвер роста кредитования – человеческий фактор
Е.Кузьмина / Ведомости

В этом году впервые в истории прирост розничного портфеля российских банков оказался сопоставим в абсолютных значениях с приростом корпоративного – 1,62 трлн руб. против 1,78 трлн (данные ЦБ на начало октября). Для сравнения: в прошлом году корпоративный портфель вырос на 3,6 трлн руб., розничный – на 1,5 трлн.

Рост на рознице

Такой эффект обеспечен не специализированными ритейловыми банками, а крупными игроками, у которых на фоне снижения темпов корпоративного кредитования растут розничные портфели. Самый показательный пример – Сбербанк, на долю которого приходится треть рынка кредитования. В этом году корпоративный и розничный портфель госбанка вырос на 688 млрд и 623 млрд руб. соответственно, в прошлом году розница отставала более чем в 3 раза (812 млрд и 267 млрд).

Среди других банков из топ-10 сокращение кредитного портфеля с начала года произошло только у ВТБ. Еще два банка – «Юникредит» и Росбанк – смогли показать позитивную динамику портфелей исключительно за счет роста розничного кредитования, корпоративный бизнес у них тоже сокращался.

«Объемы кредитования в корпоративном бизнесе сокращаются по причине невысокой маржи и конкуренции с государственными банками», – объясняет первый зампред правления Росбанка Игорь Антонов. Подъем розницы вызван активностью со стороны клиентов – появился отложенный спрос, у населения отсутствуют «стойкие кризисные ожидания», к тому же ритейл позволяет удерживать доходность, указывает он.

«Вопрос не в том, почему стремительно растет розница, а почему такие слабые темпы показывает корпоративное кредитование», – признает президент Промсвязьбанка Артем Констандян. Спрос на заемные ресурсы у компаний сохраняется – есть некоторое снижение интереса к инвестиционным кредитам, однако потребность в оборотном финансировании по-прежнему высока, говорит он. Но многие банки сами сокращают этот бизнес – становится все труднее сохранять его прибыльность. С июля регулятор ужесточил требования к оценке рисков корпоративных заемщиков. «В масштабах страны это ужесточение оказало заметное влияние: предприятия недополучили и продолжают недополучать сотни миллиардов рублей кредитов», – оценивает Констандян.

Жажда риска

К октябрю объем розничных кредитов на балансах банков составлял 7,2 трлн руб. (+29,3% с начала года), корпоративных – 19,5 трлн (+10%). В 2012 г. Центробанк прогнозирует рост кредитов реальному сектору на 23%, населению – на 43%.

Теперь регулятора начинают беспокоить уже риски розничного кредитования. Пока ЦБ планирует ограничить самое высокорисковое необеспеченное потребкредитование, введя повышенное резервирование потерь по этим кредитам.

«Банки, специализирующиеся на сабпрайм-кредитовании, чувствуют себя очень хорошо, например, один относительно крупный игрок с начала года удвоил активы», – отмечает управляющий партнер Frank Research Group Юрий Грибанов. Причина – «фантастический спрос на кредиты в сабпрайм-сегменте», говорит он, а также высокая доходность этого бизнеса. Эффективные ставки в сабпрайм-кредитовании превышают 35–45% годовых.

У банкиров это пока не вызывает опасений. «Кризис 2008 г., которому предшествовал интенсивный рост розничного кредитования, показал высокую сознательность розничных заемщиков», – напоминает председатель правления «Ренессанс кредита» Алексей Левченко. Поэтому опасения, что активный рост банковской розницы может привести к каким-либо кризисным явлениям, необоснованны, уверен он. В том, что добросовестность заемщиков в кризис превзошла ожидания, признавался и владелец «Русского стандарта» Рустам Тарико.

Допустимый предел

«Мы оцениваем количество закредитованных граждан в стране в 4,5 млн человек – это заемщики, которые изначально не рассчитали свою долговую нагрузку и вынуждены постоянно перекредитовываться, бегая из банка в банк», – говорит президент «ВТБ24» Михаил Задорнов. Экономически активного населения в стране, по данным Росстата, 76,4 млн человек.

«Мы наблюдаем рост числа заемщиков, получающих новые кредиты и при этом нарушающих сроки их возврата», – признает гендиректор НБКИ Александр Викулин. По базе НБКИ, на начало этого года около 12 млн граждан обслуживало три и более кредита в разных банках, а к октябрю таковых было уже 18 млн человек. А количество заемщиков, одновременно обслуживающих более шести кредитов и имеющих просроченные долги, с начала года удвоилось до 0,6 млн человек.

Ориентиром закредитованности заемщика для банка является не столько количество кредитов, сколько совокупная сумма ежемесячных платежей по ним, указывает директор по управлению рисками ХКФ-банка Елена Ладыгина. Если совокупная доля выплат по кредитам превышает 30–40% от ежемесячного дохода заемщика, такому клиенту обычно отказывают – эти заемщики, как показывает практика ХКФ-банка, уже более рискованные.

Впрочем, большинство банкиров уверено, что о «закредитованности» российских заемщиков говорить пока рано. Рынок молодой, уровень проникновения банковских услуг низкий, население в основной своей массе только привыкает пользоваться кредитами, указывают они.

Левченко приводит в пример такой индикатор, как соотношение размера задолженности по кредитам к среднему доходу на человека в стране. «Учитывая количество экономически активного населения и совокупный объем розничного портфеля, на одного экономически активного гражданина в России приходится около 87000 руб. задолженности», – говорит он. Этот долг покрывается средним трехмесячным заработком (28232 руб., по данным Росстата), а, например, в Польше задолженность на одного экономически активного гражданина покрывается его средним заработком за 8,3 месяца, рассказывает Левченко.

«Это иллюзия, что Россия драматически отстает от развитых рынков по уровню кредитной нагрузки на население», – считает Грибанов. Это «отставание» обеспечено ипотекой, которая остается недоступной для значительной части россиян, а другими, более доступными, кредитами российский рынок уже «насыщен», отмечает он. Без учета ипотеки кредиты частным клиентам в России составляют около 10% ВВП против 15% в еврозоне.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать