Предвыборная пыль в США улеглась, и инвесторы испытывают дежа-вю

Любимое занятие «экспертов» всех мастей – гадать, что бы произошло, если бы в результате ожесточенной предвыборной борьбы победу одержал другой кандидат. Вот они и гадают.

Многие из них утверждали, что экономическая политика кандидатов в президенты США различалась принципиальным образом – а, значит, реакция рынков на исход выборов могла быть совершенно различной. Но результаты голосования объявлены, и скоро станет окончательно ясно, что инвесторы остались заложниками проблем, возникших задолго до 6 ноября.

Все время, пока шла предвыборная борьба, эксперты обсуждали три темы, имеющие влияние на рынки, – в порядке убывания значимости:

1. Разные подходы к кредитно-денежной политике. В случае переизбрания Барака Обамы Федеральная резервная система продолжила бы свободно экспериментировать с кредитно-денежной политикой, проводя новые опыты с количественным смягчением. Победа же Митта Ромни послужила бы для ФРС сигналом к отступлению: республиканец намеревался сместить с поста Бена Бернанке (которого многие воспринимают как автора нетрадиционной политики) и назначить на его место сторонника более жесткого курса.

2. Разная реакция со стороны предпринимателей. В случае избрания президентом Ромни действовал бы в интересах бизнеса, и тогда предприниматели вложили бы в американскую экономику триллионы долларов, лежащие сейчас на корпоративных счетах мертвым грузом по причине неопределенности. Кроме того, фракции в конгрессе, вероятно, быстрее бы договорились провести столь нужные для развития бизнеса законопроекты.

3. Восстановление влияние Америки в мировой экономике. При Ромни Соединенные Штаты скорее бы вернули себе лидирующие позиции. Ромни обещал в случае победы на выборах в первый же день признать Китай манипулирующим валютными курсами, а без этого Америка не сможет возглавить терзаемую дисбалансами мировую экономику, оставшуюся без руля и ветрил.

Реализация этих прогнозов имела бы различные последствия для рынков. Многие утверждали, что победа Ромни с течением времени привела бы к падению на рынках облигаций, которые потеряли бы поддержку ФРС; к росту акций, потому что улучшился бы деловой климат и восстанавливалось влияние США в мире (положительный эффект, правда, частично компенсировался бы сворачиванием монетарных стимулов); к укреплению доллара, поскольку разница в темпах экономического роста и процентных ставках изменилась бы в пользу Америки.

С другой стороны, некоторые из нас – управляющих активами, которым приходится досконально анализировать различные политические программы с точки зрения их выполнимости и последствий для рынков, – высказывали свои взгляды. По нашему мнению, внутренние и внешние обстоятельства указывают на гораздо более узкий круг возможностей, чем о том свидетельствовала предвыборная риторика кандидатов. И мы полагаем, что потенциал для различной реакции рынков на выбор того или иного претендента преувеличен.

Хотя денежная политика при Обаме и Ромни действительно могла бы различаться, мы утверждали: вне зависимости от того, кто на ближайшие четыре года обоснуется в Белом доме, набор опций в экономической политике у него будет весьма скудным (хотя – что важно – в социальной и внешней политике этот набор достаточно широк). Он также останется заложником конгресса, в котором партии продолжают занимать непримиримые позиции по многим вопросам.

Сегодня, по окончании весьма дорогостоящей и язвительной кампании, переизбранный президентом Обама должен найти способ привлечь конгресс к быстрому и эффективному исполнению последним своих обязанностей по управлению экономикой. Обама должен активнейшим образом начать претворять в жизнь свою экономическую политику, еще сильнее, чем раньше, клеймя обструкционистов в конгрессе, где республиканцы сохранили контроль над палатой представителей, а сенат любит затягивать принятие законов.

Пока рынки ждут, как будут развиваться события (к сожалению, это может занять приличное время), инвесторы на рынках акций и облигаций могут в очередной раз пережить день сурка: обнаружить, что их лучшим другом остается гиперактивная ФРС, продолжающая пытаться компенсировать паралич других органов власти, и что «фискальный обрыв», европейский долговой кризис и геополитические риски на Ближнем Востоке продолжают представлять угрозу для благоприятного развития рыночной ситуации и низкой волатильности.

Да, на предвыборую кампанию были потрачены огромные деньги, и многие обещания кандидаты делали именно для того, чтобы отличаться от соперника. Но теперь пыль улеглась, и инвесторы испытывают дежа-вю. Они будут надеяться на прорывы в политике и одновременно – бояться возможной нестабильности на рынках.

Автор - гендиректор и содиректор по инвестициям Pimco.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать