В чем Россия похожа на Африку: неэффективность традиционного банкинга стимулирует развитие мобильной коммерции

Этой осенью с разницей в два месяца на мировом рынке мобильных платежей произошли два не особо громких, но очень симптоматичных события. В сентябре компания MasterCard объявила о начале широкомасштабного внедрения мобильных платежей в Южной Африке, а в ноябре она вышла на этот рынок в России, выпустив в оборот виртуальные карты, позволяющие, не открывая счета в банке, списывать платежи со счета сотового оператора. Симптоматика этих событий проста: сейчас именно Россия, как и ряд стран африканского континента, являются наиболее привлекательными в мире рынками для развития индустрии мобильных и электронных платежей. Здесь нужно сделать одну важную терминологическую оговорку: речь идет не о любых транзакциях, совершаемых с помощью мобильного телефона, а только о тех, которые совершаются со счета сотового оператора либо с банковского счета, привязанного к мобильному телефону.

Обычно Африка – не самый привлекательный объект для сравнения, мы уже давно привыкли сравнивать себя по всем параметрам с более цивилизованными странами и континентами. Что же объединяет российский и африканский рынки мобильной коммерции, определяя высокий потенциал их развития?

Сейчас на африканском континенте банковский счет имеет лишь каждый пятый житель, даже в ЮАР этот показатель – всего 27% взрослого населения. Такая ситуация сложилась из-за высоких цен на банковское обслуживание и низких доходов населения. Наличными производится 90% всех платежных операций. И все потому, что у людей просто нет альтернативы. Им недоступен традиционный банкинг, и мобильные платежи – практически единственная возможность финансового общения с внешним миром на расстоянии. Абсолютно реальна ситуация, когда жители деревни скидываются на мобильный телефон, передают его местному старосте, а он, в свою очередь, от их имени с помощью телефона заказывает и оплачивает покупки – еды, одежды, предметов быта и т.д.

В России ситуация выглядит намного оптимистичнее. По данным опросов 2011 г., 52% россиян имеют счета в банках, а 40% пользуются банковскими картами. Мы гораздо платежеспособнее жителей африканских стран, цены на банковское обслуживание у нас не самые низкие, но вполне доступные. По итогам первых шести месяцев 2012 г. в обращении было 220,2 млн банковских карт, а уровень сотового покрытия (154%) заметно выше, чем в США, то есть полторы «симки» на человека!

На этом основные различия заканчиваются. По данным «Финама», доля безналичной оплаты товаров и услуг в России составляет примерно 15% от всех транзакций. А доля карточных платежей в ежедневных расчетах населения примерно в 10 раз ниже, чем в американских супермаркетах. Финансовая система России, как и в большинстве стран Африки, развивается по «кэшевой» модели. Миллионы пластиковых карт используются по большей части для снятия наличных денег в банкоматах.

Таким образом, один из основных стимулов к развитию мобильной коммерции в обоих случаях (в России и Африке) – неэффективность традиционного банкинга. В Африке люди не пользуются банковскими услугами в силу бедности, в России – в силу привычки к наличным расчетам. В отличие от западных стран, мы не привыкли жить в долг, мы любим тратить то, что у нас есть, а, получая зарплату, предпочитаем побыстрее снять всю сумму в банкомате, чтобы потом в течение месяца рассчитываться наличными.

Очевидно, что, несмотря на общие предпосылки, в России рынок мобильной коммерции не может развиваться по африканской модели. В России, в отличие от Африки, мобильные платежи – не от безысходности. С точки зрения уровня развития технологий, платежеспособности населения и вытекающей из этого потребности в удобных, доступных и безопасных платежах, мы гораздо ближе к Западу. Но от западной модели Россию отличает, в первую очередь, более высокий потенциал рынка. В странах, где традиционный банкинг достаточно эффективен, где царит «пластик», где люди не боятся сообщать интернет-магазинам номер своей банковской карты, мобильным платежам гораздо сложнее доказывать свои преимущества.

Россия и в области мобильной коммерции идет своим особым путем, дистанцируясь от обеих крайностей – и африканской безысходности, и западной пресыщенности: в России у людей есть деньги, мы хорошо образованны, технически подкованы, любим инновации и регулярно меняем свои мобильные телефоны на более продвинутые (доля смартфонов и обновляемость парка мобильных телефонов у нас выше, чем в Европе). Мы занимаем первое место в Европе по количеству интернет-пользователей, 94% из которых сделали хотя бы одну покупку через сеть за последние полгода. При этом объем наличной денежной массы составляет в России примерно 12% ВВП, в то время как в большинстве развитых стран он почти в два раза меньше.

Совокупность факторов для развития рынка мобильной коммерции – максимально благоприятная. При этом очевидных барьеров практически нет: законодательные ограничения постепенно снимаются, закон о национальной платежной системе полностью легализовал этот рынок, закрепив статус электронных денег и значительно упростив жизнь его игроков. Дальнейшее совершенствование нормативной правовой базы – задача серьезная, но решаемая по ходу развития рынка. Дорога открыта, как быстро рынок по ней пойдет, будет зависеть, в первую очередь, от финансовой и управленческой зрелости его игроков, их способности вкладывать деньги в развитие новых технологий и готовности к взаимодействию и интеграции.

Автор - генеральный директор \"MOBI.Деньги\".

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать