Финансы
Бесплатный
Саймон Никсон

Банкам приходится искупать вину за многочисленные нарушения

Журналисты, пишущие о банках, в последнее время рассказывают исключительно о скандалах в финансовом мире, хотя раньше писали о слияниях и поглощениях, росте прибылей и зарубежной экспансии. Сегодня любимые герои финансовых изданий - жадные директора и трейдеры-мошенники. Рассадником заразы предстает лондонский Сити. Возможно, это не загнивание системы, а ее очищение.

Финансовая «чернуха»

На прошлой неделе было сообщено, что британский разработчик программного обеспечения Autonomy обманул Hewlett-Packard, при поглощении представив американцам неверную отчетность. Что прокуратура США раскрыла схему с использованием инсайдерской торговли на $276 млн, участником которой мог быть подчиненный Стивена Коэна, одного из самых известных управляющих хедж-фондами. Что акционеры Xstrata, отстаивая свои интересы, выступили против гигантской компенсации руководству при слиянии с Glencore.

Минувшая неделя - еще не самая «урожайная». Летом газеты писали, как британские банки Barclays, HSBC и Standard Chartered заплатили штрафы в сотни миллионов долларов – за манипулирование ставкой LIBOR, отмывание денег и нарушение санкций против Ирана соответственно. Не исключено, что американские регуляторы оштрафуют их еще за какие-нибудь нарушения.

Кроме того, банки выплачивают миллиарды фунтов стерлингов компенсации клиентам, которым навязали некачественные финансовые продукты. Так, страховки платежей обошлись им уже в 12 млрд фунтов стерлингов ($19,1 млрд). На фондовых рынках свои проблемы: инвесторы ополчились на Bumi Resources, индонезийскую угледобывающую компанию, получившую листинг с черного входа при содействии финансиста Нэта Ротшильда. С тех пор акции Bumi снизились почти вдвое из-за того, что компания допустила финансовые нарушения.

Обилие «чернухи» объясняется тяжелым состоянием экономики. Американский экономист Джон Кеннет Голбрейт писал, что во время экономического бума многие банкиры накапливают богатства, полученные неправедным, хотя зачастую и вполне законным путем: финансовая система устанавливает правила, которые выгодны ее участникам, а не обществу в целом. «Во времена бума люди расслаблены, доверчивы, а денег много, - пишет Голбрейт в книге «Великий крах 1929 г.». - Но хотя денег много, всегда найдутся люди, которым всего мало. Они присваивают себе богатства, их деятельность освещается [в СМИ] все меньше, а жадность растет. Во времена депрессии все наоборот. За деньгами неустанно следят. Человека с деньгами заранее подозревают в нечестности, пока он не докажет, что чист. Аудиторские проверки проводятся тщательнейшим образом. Морально-нравственные качества коммерсантов улучшаются. Они перестают обогащаться за счет общества».

Банковская реформация

Причиной запоздалого прозрения (кризис начался пять лет назад) является сверхмягкая политика денежно-кредитных властей, действующая на общество, как анестезия. До недавнего времени финансовый мир находился в плену иллюзии, что кризис носит циклический характер, а, значит, скоро закончится. Время шло, а хорошие времена не наступали. Вместо этого стало окончательно ясно, что у дешевых денег есть обратная сторона – власти разучились принимать жесткие решения, а потребители не могут скопить себе на старость ввиду низких процентных ставок. Как говаривали англичане во времена королевы Виктории, «Джон Булл мог снести что угодно, но только не ставку в 2%".

Банковская сфера переживает революцию – а точнее сказать, реформацию. Регуляторы начали крестовый поход против Сити. Оказалось, что проштрафились не только спекулянты – редкий банкир играл по правилам. Для многих работников Сити это стало шоком. Они на полном серьезе полагали, что денно и нощно пекутся о благе клиентов.

Банкиры, работающие с частными лицами, в надежде на комиссионные продавали не те бумаги. Инвестиционные банки выводили на Лондонскую фондовую биржу компании из развивающихся стран с весьма сомнительным стилем корпоративного управления – в надежде привлечь пассивные инвестфонды. Директора требовали все более высоких компенсаций. Управляющие фондами получали плату за довольно посредственную работу, перекладывая деньги из кармана клиента в свой собственный. Хедж-фонды платили огромные деньги, чтобы получить важную информацию раньше других – сразу после публикации (или до нее?); юристы придумывали хитрые схемы «оптимизации налогов».

Для успеха реформации нужно, чтобы в ней были заинтересованы не только регулирующие органы или политики, но и сам рынок. Похоже, мы до этого дожили. В этом году акционеры взбунтовались против директоров, лишив их гигантских бонусов. Банк UBS провел внутреннюю чистку, решив отказаться от целых направлений инвестбанкинга ценой потери 10 000 рабочих мест. Впереди – перераспределение средств в пользу предпринимателей и вкладчиков.

Процесс оздоровления банковской системы, скорее всего, будет довольно болезненным. Финансовые учреждения лишатся части выручки, а экономика – рабочих мест. Но Сити пора позаботиться о том, чтобы вернуть себе доброе имя.

Перевела Анна Разинцева

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать