Сделка “Роснефти” с ТНК-BP – отличный бизнес-кейс об особенностях инвестиций в России

Усиление роли государства в экономике заметно не только в нефтяной, но и в газовой отрасли (через «Роснефть"), и в электроэнергетике (через "Роснефтегаз"). Эта тенденция идет вразрез с декларируемыми властями идеями о приватизации и модернизации, а также крайне негативно влияет на инвестиционную привлекательность России.

Несомненно, одним из ключевых событий уходящего года в российском бизнесе стало разрешение внутрикорпоративного конфликта в ТНК-BP путем выкупа одной из крупнейших частных компаний в стране государственной "Роснефтью". На мой взгляд, каждый из эпизодов этой истории и вся она в целом изобилуют противоречиями. Корпоративная структура ТНК-BР предполагала управление российскими и британскими акционерами на паритетной основе, поэтому зачастую по поводу одной и той же ситуации могло существовать два диаметрально противоположных, но при этом равносильных мнения. Апофеозом же упомянутых противоречий стало то, что сделку по выкупу ТНК-ВР назвали приватизацией, так как часть акций "Роснефти", ранее принадлежавших государству через "Роснефтегаз", продадут британской BP. На том, что после завершения сделки почти каждый второй баррель нефти будут добывать госкомпании, внимание решили не фокусировать.

Есть мнение, что сделка с "Роснефтью" свидетельствует о готовности сотрудничать с зарубежными партнерами и доказывает способность российских компаний привлекать иностранные инвестиции. Но, на мой взгляд, эффект от сделки будет совершенно обратный.

В бизнес-школах студентов часто учат на примере бизнес-кейсов. Из истории с "Роснефтью" получился бы отличный подобный кейс, на материале которого наглядно можно продемонстрировать необходимость учитывать многообразие специфических страновых рисков при инвестициях в российскую экономику. В нем бы фигурировало все, что для этого необходимо: олигархи, друзья президента, корпоративный конфликт российских и иностранных акционеров, обыски, политические противостояния кланов власти и т. д.

Начнем с того, что "Роснефть" готовилась к происходящим ныне переменам достаточно долго. Ее основной актив, "Юганскнефтегаз", приносящий ей более половины всей нефтедобычи, в прошлом принадлежал ЮКОСу, на тот момент крупнейшей частной нефтяной компании страны. Обстоятельства, при которых он стал частью “Роснефти”, общеизвестны. В последние же годы сразу несколько ведущих иностранных компаний согласились сотрудничать с “Роснефтью” и привлекли ее к своим проектам лишь за тем, чтобы получить доступ к российскому шельфу. А произошло это после того, как президент и председатель совета директоров “Роснефти” в бытность свою членом правительства добился, что практически беспрепятственный доступ к шельфовым участкам получили лишь государственные компании, хотя некоторые представители частного бизнеса имеют больший опыт по работе на шельфе и готовы были вложить больше денег в его разработку. Таким образом, с самого начала своего существования и до последних событий “Роснефть” олицетворяла собой движение России в сторону большего огосударствления важнейшего сектора экономики страны — нефтяного.

Параллельно мы наблюдаем противостояние действующего правительства и возглавившего “Роснефть” Игоря Сечина сразу по нескольким проблемам. Ключевым стал вопрос о приватизации в российском ТЭКе. Все закончилось тем, что правительство же и одобрило сделку по покупке ТНК-BP “Роснефтью”. В будущем стоит ждать увеличения доли государства в электроэнергетике, и ключевую роль здесь опять же сыграет “Роснефтегаз”. Похоже, Россия не только ограничит приватизацию госкомпаний передачей частным акционерам не более 49% акций, но и намерена оставить за собой контроль над стратегически важными секторами экономики.

Из этой истории иностранным компаниям предстоит сделать единственный вывод: инвестировать в Россию стоит лишь при непосредственном участии и поддержке государства. Подобный подход отбрасывает нас далеко назад в движении к улучшению инвестиционного имиджа страны. Ведь ни для кого не секрет, что в сложившейся ситуации все зависит от конкретных личностей, их связей и стабильности доступа к административному ресурсу. Однако прогресс, достигнутый благодаря близким отношениям с одной определенной группой людей, увеличивает риск потерять все, если к власти придет другая группа.

Автор - гендиректор \"Инвесткафе\".

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать