Финансы
Бесплатный
Антон Рахманов

Как создать внутреннего инвестора для слаборазвитого российского рынка?

В каком состоянии находится сегодня российский рынок коллективных инвестиций? Чтобы ответить на этот вопрос, достаточно посмотреть на цифры. Объем вложений розничных инвесторов в паевые фонды составляет порядка 0,2–0,3% ВВП. То есть мы пребываем на уровне даже не развивающихся, а слаборазвитых рынков (Конго, Замбии), до стран же Азии и Восточной Европы вообще не дотягиваем. В Польше, например, этот показатель достиг 3%. Даже в Китае, где свыше 60% населения занято в сельскохозяйственном секторе и имеет крайне низкие доходы, на долю рынка взаимных инвестиций приходится около 5% ВВП. Иными словами, мы ощутимо отстаем даже от экономик переходного периода. С чем же это связано?

Во-первых, наш рынок еще очень молод: первые паевые фонды появились в России в ноябре 1996 г. В исторической перспективе чуть более 16 лет – это очень мало. Для сравнения: рынок коллективных инвестиций США существует уже около 80 лет и превышает 80% ВВП. Поэтому вполне закономерно, что у россиян пока еще просто-напросто не сформировалась культура инвестирования.

Вторая причина – отсутствие стимулов со стороны государства для вложений на рынке коллективных инвестиций. В Великобритании, например, наблюдался колоссальнейший рост этого рынка, когда в 1987 г. был принят так называемый личный план инвестиций в акции (Personal Equity Plan, PEP). Инвестиции на сумму до 6000 фунтов в год, которые рядовой британец вкладывал во внутренний долевой рынок взаимных фондов, освобождались от подоходного налога.

В-третьих, на протяжении всего периода развития российского фондового рынка нам, к сожалению, не очень везло. Россию затронули все мировые кризисы последних лет (1998 г., 2000 г., 2008–2009 гг., 2011–2012 гг.). Если в 1998 г. человек, стиснув зубы, смог проинвестировать, то сегодня мало кто может выдержать такую колоссальную волатильность. Даже несмотря на то, что возврат на инвестиции за этот период достигает 100% годовых. Почему же возникает эта волатильность?

Тут мы подходим к четвертой причине. Да, Россия переживала кризисы, но ведь не она одна. Через них прошли и Польша, и Чили, и Китай. Нельзя также сказать, что эти кризисы оказали на Россию особо негативное влияние. Но у нас до сих пор так и не сформировался так называемый внутренний инвестор. В других странах львиная доля поступлений со стороны внутреннего инвестора приходится на пенсионные деньги. У нас же пенсионная реформа, к сожалению, до сих пор не реализована в полной мере. Кроме того, средства суверенных фондов не инвестируются во внутреннюю экономику. Они находятся в золотовалютных резервах или в валютных обязательствах других стран. То есть мы, по сути, кредитуем внешние экономики, что, в свою очередь, повышает волатильность внутреннего фондового рынка. Таковы объективные причины.

Кроме того, в России довольно высокие процентные ставки, поскольку внутренняя инфляция существенно превышает мировую. Что касается прошлого года, мы не увидели значимого притока средств на фондовый рынок в том числе и по следующим причинам: очень высокие ставки по депозитам, проблема с внутренней ликвидностью, неочевидная политика Центробанка. Зачем такие проблемы рядовому инвестору, если он может получать 9–10% годовых по депозиту в Сбербанке? Зачем ему вкладывать в фондовый или даже в облигационный рынок, который обеспечивает доходность примерно на том же уровне?

Что же нужно сделать, чтобы исправить ситуацию? Существуют как долгосрочные, так и относительно краткосрочные меры. В краткосрочной перспективе к быстрому снижению волатильности может привести формирование внутреннего инвестиционного потенциала. У нас есть внутренние ресурсы: средства Пенсионного фонда РФ, фонда национального благосостояния. Почему бы их не инвестировать в собственную экономику, обеспечив более стабильное состояние внутреннего фондового рынка? Иными словами, нам нужна прозрачная, понятная пенсионная реформа. Она не решит проблему дефицита бюджета Пенсионного фонда, а сформирует внутреннего инвестора. Следует также диверсифицировать вложения фонда благосостояния: часть их направить во внутреннюю экономику, и не просто в ОФЗ, а еще и в акции.

Кроме того, следует совершенствовать корпоративное законодательство, с которым в России наиболее сложная ситуация. Сделать так, чтобы рынок становился все более дружелюбным и инвестиционно привлекательным, смотреть на права миноритарных акционеров, увеличивать выплаты дивидендов (в этом смысле очень важно распоряжение премьер-министра Дмитрия Медведева о том, чтобы государственные компании в качестве дивидендов выплачивали 25% чистой прибыли). При этом по-настоящему рыночные компании в России можно пересчитать по пальцам одной руки. Если государство заявило, что взят курс на приватизацию, надо ему следовать. То, что были проведены размещения Сбербанка и ВТБ, - очень положительный момент. Но то, что «Роснефть» купила ТНК-BP и одна из немногих по-настоящему независимых нефтяных компаний стала государственной, я бы оценил как крайне отрицательное явление.

Что касается шагов в долгосрочной перспективе, то в ситуации неопределенности, когда существуют достаточно большие опасения по поводу дальнейшего пути развития мировой экономики, мы должны диверсифицировать нашу экономику и избавить страну от сырьевой зависимости. Диверсификация окажет непосредственное влияние на фондовый рынок, на который будут выходить новые высокотехнологичные компании. Им потребуется капитал. Рынок будет становиться шире, ликвиднее, и это, в свою очередь, послужит дополнительным фактором для привлечения западных портфельных инвесторов.

Ну и, разумеется, следует стимулировать население инвестировать во внутренний фондовый рынок. Но делать это чуть позже, когда будут созданы предпосылки для нормального поступательного развития экономики и роста капитализации компаний. Если простимулировать население сейчас (ввести налоговые льготы и т. п.), но продолжать движение по пути колоссальной зависимости от внешних факторов (той же сырьевой экономики), люди в очередной раз потеряют свои средства. А значит, политика должны быть прагматичной, открытой, понятной и, главное, комплексной.

Недоинвестированность российской экономики и слабое развитие рынка внутренних инвестиций – проблемы взаимосвязанные. И решать их надо тоже в комплексе.

Автор - генеральный директор \"Сбербанк управление активами\".

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать