Всемирный банк: Россия села на мель

Восстановление роста экономики России откладывается, и перспективы роста неясны, считают аналитики банка
С.Портер / Ведомости

Всемирный банк (ВБ) понизил прогноз роста экономики России на 2013 г. с 3,6% до 3,3% (прежний прогноз был сделан осенью). Снижение прогноза обусловлено пятью факторами, перечисляет ВБ в представленном сегодня отчете, как внешними, так и внутренними. Замедляется, против прежних ожиданий, рост мировой экономики – как развитых, так и развивающихся стран; а в еврозоне – главном торговом партнере России – продлится рецессия (еще осенью ожидалось, что спад завершится в 2013 г., однако февральский прогноз Еврокомиссии предполагает возобновление роста только в 2014 г.). В результате замедлится рост спроса на нефть, ее цена составит $102/барр., что ниже, чем в прошлом году ($105) и чем предполагалось в прежнем прогнозе ($106).

В самой России, неожиданно резко притормозившей в конце 2012 г., сохранится инерция низкой экономической активности. Потребительский спрос, поддержавший темпы роста экономики в прошлом году, в 2013 г. ослабеет из-за более высокой инфляции. Наконец, несмотря на крупномасштабные инвестпроекты государства, связанные с олимпийской стройкой, восстановление инвестиционного спроса произойдет только после улучшения мировой конъюнктуры, ожидает ВБ.

Это улучшение, по прогнозу ВБ, начнется в середине 2013 г. Поэтому можно ожидать, что вслед за оживлением инвестиций и внешнего спроса рост российской экономики несколько ускорится в 2014 г. – до 3,6%, прогнозируют эксперты банка.

Однако дальнейшие перспективы роста России ограничены невысоким потенциалом и потому неясны, заключают они. Цены на нефть в реальном выражении будут скорее сокращаться, чем расти (хотя возможны краткосрочные подъемы цены до $120/барр., но в долгосрочной перспективе она будет снижаться из-за технологических новаций и роста поставок нетрадиционной нефти). А без роста цен на нефть и при сокращающихся объемах добычи обеспечить более высокие темпы экономического роста России трудно: внутренние факторы исчерпаны – уровень загрузки мощностей близок к докризисному, безработица – на историческом минимуме.

Улучшить ситуацию можно, решив две ключевые задачи, считает ВБ. «Не забывая о макроэкономической стабильности, придавать новый импульс росту», - формулирует экономист ВБ Каспар Рихтер. Поддержка стабильности заключается в минимизации рисков возможного внешнего шока: ВБ советует придерживаться консервативного бюджета, практики наполнения нефтегазовых фондов и укрепления банковского надзора. Что касается нового импульса, нарастить потенциал можно за счет структурных реформ по трем направлениям, пишет ВБ.

Во-первых, сокращение участия государства в экономике путем приватизации, выполнение обязательств перед ВТО и планируемое вступление в ОЭСР помогут увеличить производительность труда. Во-вторых, ухудшение демографии (старение населения и, как следствие, сокращение сбережений, а за ними инвестиций и темпов экономического роста) представляет собой проблему только для тех стран, которые не способны ее решить. Политика в этой сфере должна быть сосредоточена, в частности, на обеспечении трудовой активности граждан пожилого возраста: люди должны иметь возможность получать новые навыки и знания в течение всей жизни, а также иметь возможность поддерживать хорошее здоровье. В-третьих, укрепление госуправления путем повышения его прозрачности, оптимизации регулирования и более эффективной борьбы с коррупцией – путь к формированию институциональных основ для процветания всего общества, резюмируют эксперты ВБ.

Торможение роста, вероятно, обострит вопросы о необходимости смягчения денежно-кредитной политики, беспокоятся эксперты ЦБ, не считая подобное решение верным. Оно может дать краткосрочный эффект, соглашается экономист ВБ Сергей Улатов: «Но сейчас основной вопрос – не каким будет рост в этом году: он все равно будет. Вопрос – каким будет рост лет через пять. Модель России очень странная: она основана на потреблении, при этом – огромные ограничения со стороны предложения: рабочей силы, мощностей, инвестиций. Это долгосрочные проблемы, и решить их денежно-кредитной политикой не удастся – это только ускорит инфляцию, спрос на импорт или даже валютные войны». Но для политиков обычно всегда краткосрочные задачи приоритетнее долгосрочных, замечает Улатов.

При трехкратном разрыве в производительности труда с США Россия способна расти высокими темпами еще как минимум десятилетие – пока разрыв не нивелируется, рассуждает Улатов: «Нужна конкуренция, а рынки за последние годы стали, напротив, еще более монополизированы за счет усиления государственных и квазигосударственных компаний». Исследование BEEPS, проведенное ВБ совместно с ЕБРР и ЦЭФИР, показало, что за семь лет значительно усилилось негативное влияние на деловую активность за счет так называемого «захвата государства» (state capture): практики получения крупными фирмами конкурентных преимуществ за счет влияния на политику и законотворчество, причем как на федеральном, так и на региональном уровне. Примерно каждый 13-й из опрошенных предпринимателей (4223 компании в 37 регионах) считает, что такая практика имеет решающее влияние на бизнес: процент таких ответов в сравнении с 2005 г. утроился в отношении федеральных властей и удвоился – в отношении региональных.

С институциональными реформами связывает возможность ускорения российского экономического роста Goldman Sachs, консультант правительства по улучшению делового имиджа России. Анализ консультантов показал, что устранение бюрократических барьеров в рамках рейтинга Doing Business может ускорить рост экономики на 0,2 процентных пункта, а то же самое вместе с улучшением институтов управления экономикой ускорит ее темпы в 1,5 раза – до 5,3%. По мнению МВФ, Россия может расти на 6% и выше, если переориентирует экономическую политику на стимулирование инвестиций и производства.

Минэкономразвития ожидает восстановления темпов роста во втором полугодии до 4%, в целом за год прогнозируя рост на 3,5%. Ведомство ожидало, что в первом полугодии рост останется на уровне конца 2012 г., когда темпы резко просели, – 2-2,5%. Однако вчера, комментируя итоги января, замминистра Андрей Клепач признал, что ситуация оказалась хуже и риски торможения – сильнее. Ведомство давно настаивает на смягчении бюджетной и денежно-кредитной политики для стимулирования инвестиционного спроса, а в качестве средне- и долгосрочной стратегии предлагает программу преобразований, направленных на диверсификацию экономики и требующих увеличения «бюджетного рычага» для отраслей, связанных с развитием человеческого капитала и дорожной инфраструктурой. Тогда, по оценке министерства, темпы России могут превышать 5% на протяжении полутора десятилетий.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать