Ни компания, ни страна под ручным управлением не интересны инвесторам

В отсутствие четких и прозрачных критериев инвесторам трудно понять, какими процедурами и механизмами защищены их права, что будет в перспективе при отходе хозяина от оперативного управления

Многим российским бизнесменам корпоративное управление и советы директоров представляются неким фасадом, который они должны выстроить, чтобы заманить инвесторов и заполучить их деньги. Частично это отражает реально сложившуюся ситуацию. При выходе на публичные рынки необходимо по требованию регуляторов и бирж раскрывать информацию не только о финансовом положении компании, но и о способах управления – структуре собственности, составе совета директоров, процедурах принятия управленческих решений и механизме защиты прав акционеров.

Но это касается не только компаний, размещающих свои акции или долги на публичных рынках. Фонды прямых инвестиций также не придут в компанию, у которой правила принятия решения для них непрозрачны, руководство осуществляется «в ручном режиме», а контролирующий акционер является главным исполнительным директором и все решения принимает сам, используя совет директоров в лучшем случае как группу консультантов.

Вопрос: нужно ли корпоративное управление, выстроенное по понятным для инвесторов правилам, если у компании один владелец и она не планирует привлекать никаких внешних инвестиций? Ответ: скорее всего, нет, пока владелец осуществляет оперативное управление, видит и контролирует все финансовые потоки и может предотвратить любые попытки менеджмента украсть деньги или увести активы. При этом форма акционерного общества ему нужна только для того, чтобы ограничить личную ответственность в случае банкротства бизнеса, которого он сам, конечно, не желает.

Но когда владелец собирается отойти от оперативного управления, оказывается, что выстроенная им система ручного управления несет для него существенные риски потери собственности. Неструктурированный бизнес невозможно ни продать, ни передать по наследству. Как рассказывал один известный бизнесмен, ему пришлось выстраивать корпоративное управление перед продажей, потому что в противном случае никто не хотел покупать компанию без него самого: бизнес оказался неотделим от персоны. Наследники в качестве управленцев, как правило, несостоятельны, плюс возникают серьезные риски конфликтов при разделе наследства, которым нельзя владеть как пакетом акций, но которое требует управления бизнесом.

Корпоративное управление, выстраивающее процедуры управления компанией и отношения между владельцами, менеджментом и советом директоров как представителем акционеров, позволяет наладить такую систему владельческого контроля, при которой владельцам не нужно активно участвовать в оперативном управлении. Это дает некоторые гарантии продажи или передачи собственности по наследству без серьезных потерь.

Если систему корпоративного управления рассматривать применительно к управлению экономикой страны, то сейчас мы видим целенаправленно выстроенную систему ручного управления, которая, возможно, хороша для концентрации ресурсов в одних руках для решения поставленных руководителем задач, например, проведения Олимпийских игр, но приводит к ситуации, когда страна не интересна внешним и внутренним инвесторам. Им трудно понять, какими процедурами и механизмами защищены их права, что будет в перспективе при отходе «хозяина» от оперативного управления. В этом случае при передаче «по наследству» возможны разрушительные «акционерные» войны, или весь «бизнес» будет просто растащен по углам «менеджментом», не питающим хозяйского отношения к стране как к целому организму.

Именно поэтому существует настоятельная необходимость отхода от ручного управления, выстраивания институтов, которые позволяют и компании, и стране развиваться по понятным и предсказуемым для всех правилам.

Если говорить о способах управления в акционерных обществах с госучастием, пусть даже тех, где доля государства достигает 100%, стоит вопрос: какова должна быть роль государственных органов при решении стратегических вопросов? Для этого нужно разобраться, являются ли представители государства «владельцами» этих акционерных обществ, заинтересованными в развитии и процветании бизнеса. Очевидно, что нет, поскольку владение подразумевает также распоряжение собственностью и ее использование. То есть госслужащие сами по себе, не будучи хозяевами, а являясь лишь представителями владельца, вряд ли сильно заинтересованы в том, чтобы погружаться в оперативное управление и контролировать финансовые потоки, не получая за это адекватного вознаграждения. Все держится на властной вертикали и боязни чиновников сделать что-то не так. Отсюда и главный принцип управления: «держать и не пущать». Отсюда и неэффективность управленческих решений, и волокита с получением директив по голосованию к заседанию советов директоров, где теперь чиновников заменили на профессиональных поверенных, которые обязаны по главным вопросам ждать решения чиновников и голосовать по их указке.

На мой взгляд, повысить управляемость госкомпаний можно, только включив механизм гражданской ответственности генеральных директоров и членов коллегиальных органов управления юридических лиц за принимаемые решения. Правильные шаги сейчас делает Высший арбитражный суд, ставя вопрос возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юрлица. По Гражданскому кодексу директор должен действовать в интересах юрлица добросовестно и разумно. В случае нарушения этой обязанности он должен по требованию юридического лица и (или) его учредителей (участников) возместить причиненные убытки. Наличие такого механизма может изменить отношение членов органов управления к своим решениям, и он может заработать даже при наличии директив акционера. Важно только, чтобы голосование по директиве не признавалась судами в качестве индульгенции при принятии директорами решений, поскольку директор несет самостоятельную обязанность действовать в интересах юридического лица (п. 3 ст. 53 ГК РФ). А солидарную ответственность в таком случае должны нести и представители акционера, выдавшие соответствующую директиву.

В противном случае ничего не поменяется, а независимые директора начнут выходить из советов директоров или также голосовать в соответствии с директивой, не обращая внимания на интересы акционерного общества, которые они обязаны защищать.

Автор - сертифицированный корпоративный директор

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать