"Российский чиновник время от времени переводит на Кипр по $1 млн"

Кипр пытается успокоить международных кредиторов относительно 25 млрд евро депозитов, размещенных кипрскими компаниями с российскими учредителями (почти треть всех банковских депозитов на острове)
(Y. Behrakis / REUTERS

Тысячи сотрудников фирм-посредников на Кипре занимаются тем, что помогают российским компаниям и частным лицам размещать деньги на счетах в кипрских банках. Директор одной из таких фирм - Галя (она просила не называть ее полного имени) - когда-то приехала на остров из одной из республик бывшего СССР, не имея ни специальности, ни средств к существованию. Ей удалось найти свою доходную нишу: ее фирма, в частности, оказывает посреднические услуги некоему российскому чиновнику, который время от времени переводит на Кипр по $1 млн.

Если под давлением международных кредиторов Кипр ужесточит регулирование своего финансового сектора, многие из коллег Гали в ближайшее время могут оказаться без работы.

Кипр просит у тройки кредиторов 17 млрд евро; в последние недели, правда, идут напряженные переговоры, имеющие целью сократить пакет помощи примерно до 10 млрд евро, в том числе за счет изыскания самим Кипром новых источников дохода, например, повышения налогов. В пятницу условия предоставления помощи должны обсудить министры финансов ЕС. Даже если соглашение между большинством будет достигнуто, его может заблокировать Германия, где подозрения в отмывании денег на Кипре наиболее сильны.

Объектом самого пристального внимания являются 25 млрд евро депозитов, размещенных зарегистрированными на Кипре компаниями с российскими учредителями, на них приходится почти треть всех банковских депозитов на острове. Масштабы суммы российских депозитов на Кипре и движения капитала между двумя странами вызывают подозрения, что кипрские банки используются российскими компаниями и частными лицами для уклонения от уплаты налогов и отмывания денег. Эти подозрения побудили МВФ и Германию предложить перенести часть убытков на вкладчиков, снизив таким образом сумму помощи, необходимой Кипру.

Кипр согласился на проведение внешнего аудита своей банковской системы, но никогда не согласится с принуждением вкладчиков к убыткам, заявил президент Кипра Никос Анастасиадес. «Мы не миримся с отмыванием денег, эти проблемы уже в прошлом», - сказал он Financial Times.

Ева Папакириаку, глава кипрского агентства по борьбе с отмыванием денег, говорит, что с момента присоединения Кипра к ЕС в 2004 г. его банки работают в полном соответствии с международными «антиотмывочными» нормами. Однако Вольфганг Шойбле, министр финансов Германии, в одном из интервью сказал: «Мы должны выяснить, соблюдаются ли эти нормы на самом деле или же существуют только на бумаге».

Сектор финансовых услуг Кипра с момента присоединения страны к зоне евро в 2008 г. удвоился и достиг 40% ВВП, и доминируют в нем российские компании.

По данным Global Financial Integrity (GFI), американской исследовательской организации, анализирующей незаконные финансовые потоки из развивающихся стран, в 2011 г. из России на Кипр поступило $119,7 млрд прямых инвестиций, в обратном направлении - $129,9 млрд, что 5 с лишним раз превышает ВВП острова. Реймонд Бейкер, директор GFI, полагает, что эти цифры отражают «круговорот» средств, которые сначала выводятся из России на счета кипрских компаний, а затем возвращаются обратно. Бейкер не верит, что Кипру удалось навести порядок в финансовом секторе. «Остров по-прежнему является пристанищем для подставных компаний и денег сомнительного происхождения. Суммы легальных российских инвестиций были бы гораздо меньше», - полагает он.

Расцвет финансового сектора Кипра начался в 1990-е гг., когда российские сырьевые трейдеры начали размещать средства на депозиты в кипрских банках. Многих привлекало то, что налог на прибыль компаний на острове составлял всего 4%. По поручению остававшихся в тени предпринимателей, многие из которых никогда не бывали на Кипре, юристы и бухгалтеры создавали на острове компании.

С тех пор мало что изменилось, полагает политический обозреватель Алекос Иоаннидис. «Компаниями управляют те же кипрские юристы и бухгалтеры, а их контролируют те же бюрократы», - говорит он.

В 2008 г. правительство Кипра приняло действующую в ЕС директиву о противодействии отмыванию денег, что сделало остров более респектабельным местом для ведения бизнеса и привлекло ряд компаний из Великобритании, Канады и Израиля. Бухгалтер из Никосии, просивший не называть его имени, говорит: «Теперь мы можем, наконец, сказать «нет» российским бизнесменам и работать с иностранными компаниями, которые соблюдают международные стандарты».

По новому законодательству учреждать компании могут только юристы, бухгалтеры или финансовые посредники, аккредитованные Комиссией по ценным бумагам и рынкам Кипра. За аккредитацией обратились порядка 200 участников рынка. «В секторе грядет консолидация, и это хорошо», - считает Майкл Константинидис, управляющий директор кипрской фирмы PanGlobe, оказывающей компаниям административные услуги.

Между тем на Кипре по-прежнему возможно то, что неприемлемо в любой другой стране Евросоюза. Иностранец может учредить на острове компанию и открыть счет в банке без личного присутствия, при посредничестве юриста. Тот же бухгалтер из Никосии утверждает, что банки по-прежнему принимают чемоданы наличности у юристов компаний для внесения на счета.

Условием предоставления финансовой помощи Кипру может стать повышение налога на прибыль с 10 до 12,5%. Это может заставить некоторые компании российского происхождения уйти в более дешевые юрисдикции - например, на Мальту, где ставка налога всего 5%, или в Латвию, которая в этом году специально снизила ставки.

Но пока что в Лимасоле, главном порту Кипра, русская община которого насчитывает 10 000 человек, не заметно никаких признаков грядущего неминуемого исхода. В городе есть русский православный храм, две частные русские школы, выходит газета на русском языке и вещает русскоязычная радиостанция. Городской муниципальный парк украшает бюст Пушкина - подарок местной ассоциации предпринимателей.

Крупнейший инфраструктурный проект острова - строительство гавани для яхт в Лимасоле стоимостью 300 млн евро - призван привлечь состоятельных инвесторов из стран Восточной Европы. Два самых дорогих объекта строящейся здесь недвижимости (стоимостью 16 млн евро и 14 млн евро) были проданы покупателям из Москвы. «Что бы там не решили ЕС и МВФ, я уверен, что Кипр никогда не потеряет свою привлекательность для российского бизнеса», - говорит юрист, участвовавший в оформлении сделки.

Перевела Надежда Дмитриенко

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать