Тэтчер тоже обвиняли в распродаже госпредприятий по низким ценам

Премьер-министр предпочитала слову «приватизация» термин «денационализация»: она старалась избавить государство от не свойственных ему функций по управлению экономическими активами
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Маргарет Тэтчер изменила современную Великобританию, приватизировав государственные компании, и открыла дорогу последователям в разных странах Европы и мира, которые и сейчас, спустя три десятилетия, продолжают эту политику.

На момент прихода Тэтчер к власти в 1979 г. степень участия государства в экономике была очень велика. В госсобственности находились коммунальные компании, а также многие другие предприятия, национализированные в тяжелые времена во избежание банкротства.

Приватизация стала основным аспектом экономической политики Тэтчер наряду с сокращением бюджетных расходов и обузданием инфляции. Были приватизированы авиакомпания, нефтяная компания, порты, сталелитейная и телефонная компании, водо- и газоснабжающие компании, судостроительные заводы, Jaguar и Rolls-Royce.

При этом приватизация не была частью предвыборной программы консервативной партии, и Тэтчер поначалу опасалась политических последствий этого шага, говорит Дэвид Паркер, почетный профессор Cranfield University, автор двухтомного исследования об истории приватизации в Великобритании. Но Великобритания пребывала в очень стесненных обстоятельствах и программа приватизации была «отчаянной попыткой найти деньги», отмечает профессор.

Сама Тэтчер ненавидела слово «приватизация», предпочитая ему термин «денационализация», вспоминает Паркер.

Программа приватизации в Великобритании начиналась с малого. В конце 1979 г. государство продало долю в British Petroleum (ныне BP), в 1981 г. были приватизированы British Aerospace и Cable & Wireless. В 1982 г. правительство решило важную проблему, продав компанию атомной энергетики Amersham International, отмечает Паркер; у себя оно оставило только «золотую» акцию, чтобы сохранить контроль.

Следующей была сделка по продаже British Telecom в 1984 г. – это было крупнейшее публичное размещение акций того времени, вспоминает Паркер. Чтобы повысить спрос на акции, большое их количество предложили частным инвесторам. Они были очень популярны и впоследствии принесли весьма хороший доход. Участие населения в приватизации повысило популярность этой меры и самого правительства. «Оно не потеряло ни толики политического капитала», - говорит Паркер.

Чтобы сломить сопротивление профсоюзов, своих главных противников, Тэтчер предлагала рабочим бесплатно получить акции приватизируемых предприятий. Размещение акций British Gas на 5,6 млрд фунтов ($8,6 млрд по текущему курсу) в 1986 г. сопровождалось массированной рекламной кампанией.

У приватизации были не только сторонники, но и противники. Критики обвиняли Тэтчер в распродаже национальных богатств по бросовым ценам, малых поступлениях в казну и поощрении спекулянтов.

Профессор Паркер считает, что в целом приватизация в Великобритании прошла успешно, хоть и не все от нее выиграли. Ставшие частными компании могли работать более эффективно и наращивать капиталовложения, чего не могло позволить себе государство (у правительства существовали жесткие ограничения на инвестиции госкомпаний). Но были и неудачи: так, Британия практически утратила свои позиции в судостроении после приватизации отрасли.

Приватизация оставалась привлекательной и после ухода Тэтчер. При Джоне Мэйджоре, который сменил ее на посту премьер-министра, частными стали электроэнергетические компании и железные дороги. «Как только чары были разрушены, никто уже не хотел возвращаться в те времена, когда компании напрямую управлялись государством», - говорит профессор Кембриджского университета Эндрю Гэмбл.

Несмотря на горячую приверженность Тэтчер институтам рынка, ее реформы не затронули крупнейший в стране государственный институт – Британскую национальную систему здравоохранения.

Великобритания была первой на старте процесса передачи госактивов в частные руки, но в некоторых областях другие европейские страны дальше продвинулись на этом пути. Например, Германия и Нидерланды уже несколько лет назад приватизировали свои почтовые службы, а Royal Mail сейчас только готовится к продаже. Во время же финансового кризиса Великобритания сделала шаг назад, фактически национализировав банк Nothern Rock и выкупив значительные доли в Royal Bank of Scotland и Lloyds Banking Group в процессе их рекапитализации на бюджетные средства. Правительство намерено в конечном итоге продать их, но процесс еще не запущен.

Перевела Надежда Дмитриенко

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more