Финансы
Бесплатный
Грегори Цукерман
Статья опубликована в № 3327 от 15.04.2013 под заголовком: Ставка против кризиса

30-летний трейдер Och-Ziff заработал для фонда $2 млрд

Тридцатилетний трейдер хедж-фонда Och-Ziff Capital Management заработал $2 млрд на структурных долговых инструментах, которые банки перестали покупать после кризиса

Джеймс Левин в 2012 г. инвестировал более $7,5 млрд в «структурные кредитные» долговые инструменты. На тот момент это была четверть средств под управлением Och-Ziff. Стратегия себя оправдала. В 2012 г. группа трейдеров, которыми руководит Левин, заработала $2 млрд, или 25% дохода до выплаты комиссионных. Не исключено, что это была лучшая сделка на Уолл-стрит в 2012 г. 14 трейдеров заработали больше половины прибыли Och-Ziff от торговых операций, составившей $3,4 млрд, рассказали WSJ люди, знакомые с ситуацией в компании. В Och-Ziff работает 468 человек.

Och-Ziff не единственный игрок, покупавший в 2012 г. инструменты с ипотечным и другим долговым обеспечением. Этот рынок рухнул в кризис, но в начале прошлого года к нему снова появился интерес – вместе с оживлением в жилищном секторе США и инвестиционным спросом на вложения с высокой доходностью. Заработать приличный доход в 2012 г. удалось Baupost Capital Сета Клармана, DoubleLine Capital Джеффри Гундлаха и LibreMax Capital Грега Липпмана. Десятки более мелких хедж-фондов, в числе которых, например, SkyBridge Capital, тоже завершили год с хорошим результатом. Но ни один из этих инвесторов не делал такую большую ставку на структурные инструменты, как Och-Ziff и Левин.

«Это не театр одного актера, но мы считаем его звездой», – говорит про Левина директор инвестиционного отдела Нью-Джерси Тимоти Уолш. Управляющий пенсионными деньгами инвестировал $500 млн в фонд Och-Ziff, покупавший ипотечные кредиты, и заработал на этом 35% годовых.

Левин тесно работает с директором Och-Ziff по инвестициям в США Дэвидом Виндрайхом и основателем компании Дэниэлем Оком. Он познакомился с Оком, будучи студентом, – учил его сына кататься на водных лыжах в летнем лагере. Левин окончил Гарвардский университет, где учился программированию. Именно Ок помог ему получить первую работу в Sagamore Hill Capital Management, рассказал WSJ человек, знакомый с этой историей. Затем Левин был аналитиком по подешевевшим долгам и статистическому арбитражу в Dune Capital, а с 2006 г. трудится в Och-Ziff.

До кризиса структурные долговые инструменты активно покупали банки. Но после вступления в силу закона Додда – Фрэнка они были вынуждены сильно сократить или даже закрыть отделы, торгующие на собственные средства. Из-за этого теперь все доходы на этом рынке достаются хедж-фондам и крупным паевым фондам, рассказывают трейдеры. «Конкуренции хедж-фондам теперь нет», – говорит директор по инвестициям SkyBridge Рэй Нолт.

В будущем рассчитывать на такой же доход не стоит, предупреждают некоторые крупные инвесторы, – у структурных инструментов больше нет такого потенциала роста, какой был год назад. Фонд Elliott Associates Пола Сингера был в числе тех, кто рано вышел на этот рынок, но в последнее время сократил позиции, рассказывают люди, знакомые с ситуацией в нем.

Тем не менее 24% вложений Och-Ziff в начале 2013 г. по-прежнему приходились на структурные инструменты, что ненамного меньше уровня 2012 г.

Рынок достаточно ликвиден, чтобы при необходимости закрыть такие позиции, говорят другие игроки. У SkyBridge сейчас 40% активов приходится на структурные инструменты по сравнению с 13% в начале 2012 г. «Рынок еще может стать даже лучше», – полагает Нолт. По его словам, независимо от того, будут ли структурные инструменты дорожать или дешеветь в ближайшие месяцы, «они по-прежнему приносят привлекательный доход» инвесторам, которые держат их до погашения.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать