Финансы
Бесплатный
Михаил Оверченко

Юристы S&P: слова агентства об объективности рейтингов – «дутая реклама»

В ответе на иск минюста США юристы S&P заявили: никто не должен был верить в утверждения агентства о независимости при присвоении рейтингов, поэтому его нельзя судить за мошенничество
Scott Eells / Bloomberg

Юристы, представляющие интересы рейтингового агентства Standard & Poor's Ratings Services, предприняли необычный способ защиты своего клиента от претензий министерства юстиции, сообщает The Wall Street Journal. В поданном в феврале гражданском иске минюст обвинил агентство в мошенничестве: S&P всегда заявляло клиентам, что решения о присвоении рейтингов принимаются независимо и объективно, а на самом деле, утверждают прокуроры, в агентстве думали не столько о чужих рисках, сколько о своих: как бы не упустить выгодного заказчика. Из-за этого многим выпускам высокорискованных ипотечных облигаций были присвоены неоправданно высокие рейтинги, которые заставляли инвесторов воспринимать эти бумаги как надежные. Но ипотечный кризис обесценил многие из этих инструментов.

Агентство нельзя обвинить в мошенничестве, заявили вчера в официальном ответе на иск представляющие S&P юристы, в числе которых специалист по первой поправке к конституции (гарантирующей, в частности, свободу слова) Флойд Эбрамс из Cahill Gordon & Reindel. В качестве обоснования они привели два недавних судебных решения, в которых заявления S&P о независимости и объективности называются «дутой рекламой» и говорится, что никогда не предполагалось, будто инвесторы будут принимать их за чистую монету. А раз так, обмана инвесторов не было, указывают юристы S&P и на этом основании просят суд отклонить иск минюста.

Одно из решений, на которое они ссылаются, принял в марте 2012 г. окружной судья Сидни Стейн. Он отклонил иск акционеров McGraw-Hill, материнской компании S&P, обвинявших ее в мошенничестве с ценными бумагами: истцы утверждали, что покупали акции McGraw-Hill, будучи уверены в независимости и объективности рейтингов S&P. Но Стейн назвал утверждения S&P об отсутствии конфликта интересов при присвоении рейтингов «дутыми», «коммерческой рекламой», и поэтому, по его мнению, их нельзя класть в основу иска о мошенничестве. Это решение в декабре 2012 г. подтвердил и второй окружной апелляционный суд. «Ни один покупатель обыкновенных акций McGraw-Hill, находясь в здравом уме, не рассматривал бы подобные заявления [S&P об объективности и беспристрастности при присвоении рейтингов] как меняющие значимым образом весь свод доступной информации о компании», – говорится в решении тройки судей.

Последнее решение было вынесено за полтора месяца до подачи иска минюста, но он просто решил его проигнорировать, говорится в заявлении юристов. «Рейтинги S&P присваивались объективно, независимо, на них не влияли никакие конфликты интересов. Это, однако, не относится к сути [рассматриваемого вопроса]», – говорится в документе юристов.

С юридической точки зрения это разумный ход, признают некоторые опрошенные WSJ юристы. Однако встает вопрос о репутации, который может оказаться особенно острым сейчас, когда регуляторы в США и Европе разрабатывают новые правила по регулированию деятельности агентств. «Даже если юридически это крепкий аргумент, сильно сомневаюсь, что S&P стоит предъявлять его; в конце концов, они работают в бизнесе, где берут с клиентов деньги за доверие к своей репутации, – сказал Сэмьюел Бьюэлл, профессор права Duke University и бывший федеральный прокурор. – Фактически они говорят: разговаривая с инвесторами о своей репутации, мы предъявляем им бессмысленную дутую рекламу».

В 128-страничном иске прокуроры отвели 10 страниц доказательствам того, как и когда S&P и ее сотрудники представляли свою деятельность в качестве независимой и объективной.

S&P, говорится в иске, с сентября 2004 г. по октябрь 2007 г. «сознательно и намеренно <...> осуществляло план по обману инвесторов», вкладывавших деньги в RMBS и CDO (ипотечные ценные бумаги и обеспеченные ими облигации). Агентство утверждало, что рейтинги по этим инструментам «были объективными <...>, на них не влиял никакой конфликт интересов». Однако, утверждают прокуроры, «желание увеличить доходы и долю рынка рейтингов <...> заставило S&P неправомерно приуменьшать и игнорировать истинный масштаб кредитных рисков <...> с целью поддержать эмитентов при присвоении рейтингов».

В апреле 2004 г., приводится в иске пример, топ-менеджеры агентства обсуждали проект документа, который требовал учитывать «рыночный взгляд» и «последствия присвоения рейтингов», проводить опрос «3-5 инвесторов, вкладывающихся в продукт», а также «некоторого числа эмитентов и инвестбанкиров для получения всестороннего видения рыночной ситуации». В итоге консультации c участниками рынка были введены в практику. Менеджеры S&P, отвечавшие за коммерческие отношения с клиентами, были подключены к обсуждению рейтинговых критериев, вопросы увеличения доли рынка, комиссионных и прибыли «неправомерно» учитывались при определении рейтингов, указывают прокуроры.

Когда ипотечный кризис был уже в разгаре, рейтинговым агентствам пришлось пересматривать рейтинги, причем нередко они снижались сразу с ААА до спекулятивного уровня. В июле 2007 г. S&P и Moody's переоценили более 1000 выпусков, в ноябре — еще 2000. А в январе 2008 г. S&P понизило или поставило на пересмотр рейтинги более 8300 ипотечных инструментов на общую сумму $534 млрд.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать