Финансы
Бесплатный
Ольга Кувшинова
Статья опубликована в № 3334 от 24.04.2013 под заголовком: Спад на ровном месте

Рецессия пойдет России на пользу

Техническая рецессия в России вполне вероятна и пойдет только на пользу, пришли к заключению в Центре развития Высшей школы экономики (ВШЭ)
Кремлю будет трудно списать возможную рецессию на внешние шоки
A. Demianchuk / REUTERS

Замедление экономики России вполне может привести к автономной рецессии – экономическому спаду, обусловленному не внешними шоками, а внутренними проблемами, пришли к выводу Валерий Миронов и Вадим Канофьев из Центра развития ВШЭ.

Под рецессией, поясняют исследователи, в данном случае подразумевается сокращение сезонно сглаженного ВВП в течение двух кварталов подряд. При этом квартальный темп в годовом сравнении (к тому же кварталу предыдущего года) может показывать рост, поэтому такие рецессии еще называют формальными или техническими. Именно такой вариант заложен в консервативном прогнозе Минэкономразвития, согласно которому рост России по итогам 2013 г. составит лишь 1,7% (базовый прогноз – 2,4%), пояснял замминистра Андрей Клепач, после того как его начальник Андрей Белоусов заявил о вероятности рецессии к началу осени.

Проанализировав статистику по странам ОЭСР и БРИК, исследователи выяснили, что за 2000–2012 гг. в 24 странах произошло 47 автономных рецессий (без учета периода глобального спада в 2008–2009 гг.). В Португалии и Венгрии, например, – четырежды. Так что если техническая рецессия «на ровном месте» случится и в России, ничего странного, заключают авторы: «Вопрос – насколько она вероятна?» Главной причиной подобных спадов стала потеря конкурентоспособности: рост издержек и цен. За последние 13 лет у стран, попавших в рецессию в 2010–2012 гг., относительные (в сравнении со странами – торговыми партнерами) удельные трудовые издержки выросли в среднем на 11,3%, а у стран, ее избежавших, – на 6,8%. Второй индикатор конкурентоспособности – рост относительных цен – зашкаливал только в двух странах.

У России удельные трудовые издержки растут примерно в 3–4 раза быстрее, чем в европейских странах (7–12% против 2–3%), внутренние цены – примерно вдвое быстрее, говорит Миронов: так что причины для входа в автономную рецессию есть. К ним же относится отток капитала, гибель слоя мелких предпринимателей, перечисляют исследователи: конкуренция не растет, а сжимается. Все это и есть те внутренние шоки, накопление которых делает рецессию в России вероятной даже без падения цен на нефть. Худшее и самое бессмысленное, что можно сделать, – пытаться бороться с угрозой такой рецессии закачкой денег в экономику через бюджет и монетарный рычаг, считают авторы.

Урок из рецессий других стран в том, что первоочередной задачей должно стать сохранение низкой инфляции, пишут Миронов и Канофьев. Вторая задача – создание условий для роста производительности труда быстрее, чем в странах-партнерах. Только тогда можно бороться за более высокие темпы экономического роста. Но экономическая политика строится на противоположных принципах, попытки ускорить рост могут привести лишь к разрушению макроэкономической устойчивости и усугубить спад, опасается Миронов: «Автономной рецессии не надо бояться – за 2000-е гг. в нее попадали многие более благополучные страны, Россия – ни разу. Надо не пороть горячку, накачивая спрос при отсутствии даже внятных данных о том, перегрета экономика или недогрета, – нужны структурные меры по повышению конкурентоспособности производств». Если рецессия произойдет, то, возможно, власти наконец поймут, что старая модель экономики закончилась, считает Миронов.

Совещание Владимира Путина с экономическими чиновниками и экспертами в Сочи показало, что главный вопрос, который должна решить российская элита для ускорения экономики, – не экономический и не политический, а идеологический, считает Владимир Тихомиров из ФК «Открытие»: идеология, провозглашающая главным источником роста государство, а не частную инициативу, работает, когда у государства есть ресурсы. Так и было до кризиса, когда рост госрасходов поддерживал высокие темпы экономики, замечает он: «Но когда заканчиваются ресурсы, заканчивается и рост». «Вместе с ним заканчивается и модель стабильности, предполагающая незыблемость централизованных и неэффективных экономических структур, управляемых государством, и отказ от непопулярных реформ из-за страха утраты политической поддержки, – считает Тихомиров. – Кремль должен понять, что именно его борьба за стабильность стала главным препятствием росту и процветанию в России».

Замедление роста в России вызвано в числе прочего и такими структурными реформами, как ужесточение монетарной политики для снижения инфляции, введение жесткого бюджетного правила, мерами по борьбе с коррупцией и повышению прозрачности (привели к оттоку капитала. – «Ведомости»), пишут аналитики Goldman Suchs. Структурные реформы обычно негативно сказываются на росте экономики в краткосрочном периоде, но обеспечивают устойчивость роста в долгосрочном, указывают они: «По нашему мнению, риск не в замедлении роста, а в отказе от проведения этих трудных, но необходимых реформ».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать