Щедрое солнце политики центробанков продолжает сиять для финансовых инвесторов

Мы не присоединяемся к гневным заявлениям в отношении ультрамягкой политики центробанков, поскольку она очень положительно влияет на ситуацию на финансовых рынках

Мы в Fullermoney в основном занимаемся идентификацией бычьих и медвежьих трендов на рынках, а не высоколобыми рассуждениями о достоинствах или провалах политики, проводимой центробанками. Однако ничто человеческое нам не чуждо, и, случалось, мы также в категоричной форме высказывались об их действиях.

После кризиса, когда ведущие центробанки, прежде всего Федеральная резервная система США, стали проводить ультрамягкую денежную политику и накачивать финансовую систему ликвидностью, обострились споры между сторонниками стимулирования экономики за счет государственных денег, которых можно назвать кейнсианцами, и последователями австрийской школы, которые считают: подобные действия только усугубляют вред, нанесенный экономике пузырями, которые сформировались перед кризисом из-за той же слишком мягкой денежной политики.

Мы считаем, что политики австрийской школы следовало придерживаться до финансового кризиса. Интересно, что Алан Гринспен, которого сначала чуть ли не превозносили до небес как самого великого председателя ФРС, а после кризиса стали поносить, 5 декабря 1996 г. выступил в “австрийском” духе со знаменитой речью об иррациональной эйфории. Фондовый рынок тогда стремительно рос, уже надувался технологический пузырь. «Очевидно, что стабильно низкая инфляция подразумевает меньшую определенность относительно будущего, а низкие премии за риск подразумевают, что цены на акции должны быть выше. Мы можем видеть это на примере обратной взаимозависимости между коэффициентом «цена/прибыль» (P/E) и уровнем инфляции в прошлом. Но как мы можем узнать, когда иррациональная эйфория привела к необоснованной эскалации цен, которая может обернуться неожиданным и продолжительным их падением, как это было в Японии в последнее десятилетие?»

Фондовый рынок упал в обморок после этого выступления, разъярившего людей на Уолл-стрит, которые стали честить Гринспена почем зря. Он оказался слишком мягок. Я уверен, что Пол Волкер, которого Гринспен сменил на посту председателя ФРС, существенно бы повысил гарантийное обеспечение по производным инструментам в качестве первого шага по недопущению надувания пузыря. Мы в прошедшие десятилетия неоднократно заявляли, что так и стоило поступить. Однако запуганный Гринспен подорвал свою репутацию и в оставшееся до конца своих полномочий время повторял, что трудно распознать надувание пузыря.

1 февраля 2006 г. Бен Бернанке сменил Гринспена на посту председателя ФРС. Особую известность Бернанке получил в 2002 г., когда, будучи членом совета управляющих ФРС, выступил с речью “Дефляция: как сделать так, чтобы она здесь не случилась”, заявив, что в борьбе с дефляцией ФРС может разбрасывать деньги с вертолета. В узком понимании подобная политика Бернанке оказалась успешной, и на Уолл-стрит его, безусловно, любят. Некоторые другие страны и их центральные банки в последние годы реализовывали свои версии его политики количественного смягчения (QE), самый последний пример - Япония после вступления Синдзо Абэ в должность премьер-министра.

Мы в прошлом неоднократно призывали Японию предпринять меры для выхода из дефляционной спирали. Поэтому считаем не совсем оправданными выступления критиков против нынешних властей Японии, которые пытаются прервать самую длительную за последние лет 100 стагнацию в крупной экономике мира.

Мы также не присоединялись к гневным заявлениям в отношении проводимой Бернанке политики QE - из, если быть честным, эгоистичных соображений, поскольку она очень положительно влияет на ситуацию на финансовых рынках. Инвесторы на фондовом рынке должны быть ему благодарны. Мы рассматриваем эту политику как меньшее из зол, однако, не скрою, опасаемся последствий, которые может повлечь за собой ее сворачивание в течение, возможно, ближайшего года-двух.

Однако пока эта угроза только лишь маячит на горизонте, в среднесрочной перспективе, пока темпы роста мирового ВВП остаются низкими, Европу держит в своих лапах дефляция, цены на сырьевые товары снижаются, а данные по инфляции не вызывают беспокойства.

Мы считаем, что сейчас на глобальных фондовых рынках - вторая половина (с точки зрения времени) отката, который выражается, в зависимости от страны, либо в консолидации, либо в коррекции. Однако в конце этого периода снижения котировок могут быть пугающими для инвесторов. Тем не менее, они создают возможность для покупок, и нынешний откат мы воспринимаем скорее как коррекцию в рамках бычьего тренда, чем начало медвежьего. Что касается конкретных рынков, я бы предпочитал те, где индексы финансовых компаний показывают по крайней мере не худшую динамику по сравнению с индексами широкого рынка, ведь банковские акции зачастую являются опережающим индикатором. Мы также продолжаем включать в число наиболее перспективных транснациональные компании, которые называем «автономиями», поскольку их результаты слабо зависят от ситуации на отдельных рынках и от действий правительств тех стран, в которых они зарегистрированы, а также акции с высокой дивидендной доходностью.

Тем временем щедрое солнце денежной политики продолжает сиять для инвесторов.

Автор - издатель инвестиционного бюллетеня Fullermoney Global Strategy

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать