Антиспекулятивные меры регуляторов США могут частично объяснить снижение цен на сырье

C принятием регулирующих мер по снижению спекулятивной активности за прошедший год среди основных товаров заметно снизились объемы торгов фьючерсами на нефть, золото, серебро

Не так давно столкнулся с мнением о том, что стагнация и падение цен на некоторые сырьевые товары частично связаны с вводом в США регулирующих мер по сокращению спекулятивной активности. На мой взгляд, вопрос о том, насколько повлияли эти меры на объемы торгов биржевыми товарами, имеет высокий практический интерес. Ответ на него мог бы в какой-то мере объяснить достаточно длительный ценовой застой практически всей сырьевой группы, несмотря на активизацию программ «количественного смягчения» ФРС США в конце 2012 г. Но разве могут одни лишь действия регуляторов так серьезно и глубоко повлиять на рынок?

На приведенном ниже графике можно наблюдать снижение доходности двух крупных товарных индексов - Dow Jones UBS Commodity Index и S&P GSCI Excess Return CME Index за последние пару лет.

Первый представляет собой широко диверсифицированный индекс и включает все основные классы сырьевых фьючерсов, в том числе на нефть и золото. Они торгуются на американских сырьевых биржах COMEX, NYMEX и CBOE, за исключением алюминия, цинка и никеля, которые торгуются в Лондоне на LME. Наибольший вес в индексе (до 10% и выше) по состоянию на март 2013 г. занимают золото, природный газ и нефть сорта WTI.

Второй, S&P GSCI Excess Return CME Index, – это пул длинных позиций в умеренно-широком перечне сырьевых фьючерсов. Все они торгуются на Чикагской бирже опционов (входит в CME Group), без использования кредитного плеча. Долевое участие отдельных контрактов в индексе – не произвольное, а пропорциональное объемам мирового производства того или иного вида сырья и его рыночной ликвидности. Таким образом, в отличие от Dow Jones UBS Commodity Index, этот индекс еще и косвенным образом отражает динамику мирового промпроизводства. Наибольшие доли в нем – нефть WTI (35,9%) и Brent (12,94%).

Конечно, понижательную динамику можно было бы связать с тем, что около года тому назад президент США Обама и конгресс ввели в силу закон «Об усилении госконтроля с целью устранения манипуляций на нефтяных рынках». По существу, эта регуляторная мера затрагивала лишь операции на NYMEX, где совершается львиная доля сделок по контрактам на американскую нефть WTI.

Однако для более широкого спектра сырьевых фьючерсов и опционов с момента глобального кризиса ввели лишь одно условное ужесточение. Суть его в том, что участники торгов становились обязанными более упорядоченно сообщать регулятору о так называемом «аффилированном интересе». Говоря проще, стало необходимо раскрывать все неявные групповые заявки на покупку и продажу сырьевых товаров. По идее, эта мера должна была установить максимально разрешенное долевое владение той или иной рыночной позицией. Для чего? Попросту для того, чтобы обеспечить ценовую справедливость и равноправие всех участников торгов сырьевыми деривативами, в том числе и фьючерсами на биржевую сельхозпродукцию (зерновые, бобовые и хлопок).

А 18 октября 2011 г. закон Додда - Фрэнка предписал товарно-сырьевым биржам США ввести более жесткие ограничения по 28 ключевым контрактам на энергоносители, промышленные металлы, а также оставшуюся часть сельскохозяйственных фьючерсов и опционов. Ключевой момент этой меры – упорядочение соразмерности объемов рынков фьючерсов и опционов на одну и ту же товарную позицию. Это выглядит вполне целесообразно и справедливо, так как устраняет предпосылки для образования пузырей на более рискованных опционных рынках. Кроме того, закон ограничивает товарные свопы двумя типами контрактов. Напомню, что раньше трейдеры формировали целые «своповые цепочки», что по всем меркам выглядело чрезвычайно рискованно. Опять же, как мы видим, закон ставит целью приведение торговли товарными деривативами к более упорядоченному виду.

Опять-таки, можно наблюдать, что с принятием регулирующих мер по снижению спекулятивной активности за прошедший год среди основных товаров заметно снизились объемы торгов фьючерсами на нефть, золото, серебро:

Но на менее спекулятивных рынках, например на рынках большинства «твердых активов», за исключением нефти и золота, «исход спекулянтов» вследствие вышеупомянутых действий регуляторов остался практически незамеченным.

Все фьючерсы на сырье можно условно поделить на четыре категории: энергоносители, драгметаллы, промышленные металлы и сельскохозяйственные товары. И внутри каждой категории действует схожий набор оценочных индикаторов, обусловленный присутствием инвесторов с близкими общими целями и восприимчивостью к одним и тем же внешним факторам. Поэтому нельзя сказать, что у всех товарных фьючерсов схожие истории и драйверы роста. И регуляторные меры, будь-то закон Додда - Фрэнка или, скажем, закон Обамы, – всего лишь одни из многочисленных триггеров, которые оказали давление на некоторые составляющие сырьевого сегмента. Все остальное решает рынок и его участники.

В целом начало 2013 г. выдалось неблагоприятным для всех категорий товарных фьючерсов. Наблюдается сильнейшее расхождение в динамике сырьевых и фондовых индексов. В I квартале 2013 г. индекс волатильности VIX снизился в полтора раза – с 23 до 14 пунктов. Доходность вложений в индекс широкого рынка S&P 500 приблизилась к 11%, а в индекс голубых фишек Dow Jones Industrial Average – 12%.

Но, на мой взгляд, делать выводы об обреченности сырьевого сегмента как инвестиционного класса не стоит. Ситуация уже приходит в более привычное русло. Так, согласно данным Комиссии по срочной биржевой торговле США на 19 апреля, управляющие хедж- и фьючерсных фондов (commodity trading advisors) и стали выкупать недавнюю 15%-ную просадку в ценах на золото. Рынок буквально оживился. Были проданы большие объемы коротких позиций, и одновременно открыто огромное количество длинных. Всего за 3-4 торговых дня против 21 675 «шортов» было открыто в 3 раза больше длинных контрактов по золоту – 68 662. Прочие управляемые фонды закрыли за тот же период 12 411 коротких контрактов по золоту, выйдя на уровень длинных нетто-позиций в 54 025 контрактах. До 16 апреля у фондов не было ровным счетом никакой мотивации открывать по перекупленному золоту длинные позиции, но ситуация мгновенно изменилась, как только рынок продемонстрировал существенную просадку.

Подводя итог, хочется сказать, что процессы стагнации на рынке скорее обусловлены последствиями бессчетных вливаний денежной ликвидности Федеральной резервной системой США. Так, например, крупные институциональные фонды инвестируют в любые активы, которые смогут обыграть пока еще едва заметные девальвационно-инфляционные процессы в долларе. Многие управляющие и вовсе фиксируют прибыль и занимают выжидательную позицию. Им попросту не нужны какие бы то ни было безопасные гавани. И сейчас, став свидетелями очень интересного процесса – смены глобальной инвестиционной парадигмы, мы находимся только в начале периода перерождения рынков.

Автор – председатель совета директоров ИГ "Норд-капитал"

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать