Финансы
Бесплатный
Игорь Коган

Приход Набиуллиной в ЦБ снижает вероятность девальвации

Контроль над инфляцией стратегически более важен, чем вероятный тактический эффект от ослабления курса рубля

Замедление темпов экономического роста породило дискуссию о необходимости ослабления рубля как о мере, способной подстегнуть экономику. Но фундаментальных причин для искусственной девальвации сейчас нет. Поэтому речь идет, скорее, о политическом инструменте, за применение которого выступают представители экономического блока правительства, а против – представители Минфина и ЦБ.

Дискуссия вылилась в противоречивые заявления экспертов и чиновников на Петербургском экономическом форуме. Уже эти заявления оказали психологическое воздействие на рынок и привели к небольшому ослаблению рубля, так как некоторые компании стали на всякий случай переходить в валюту.

Искусственная девальвация рубля может сработать как экстренная мера. Но оснований для применения экстренных мер сейчас вроде бы не наблюдается. Разгонять инфляцию ради решения тактических задач не очень дальновидно. Форум в Петербурге снова продемонстрировал: все понимают, что решение задач экономического развития зависит прежде всего от институциональных реформ, снижения инфляции, улучшения инвестиционного климата, повышения производительности труда. Идеи давно всем известные, вопрос лишь в том, насколько мы готовы их воплотить. Ослабление рубля, может, и даст краткосрочный желаемый эффект, но в реальности лишь замаскирует истинные причины замедления экономического роста.

На фоне этих проблем к руководству Центральным банком приходит новый человек – Эльвира Набиуллина, и исход дискуссий о необходимости ослабления рубля во многом теперь будет зависеть от ее позиции. Ее мнение станет одним из ключевых в установлении того или иного баланса между сторонниками и противниками девальвации. (Не исключено, кстати, что тему девальвации подняли именно сейчас, в момент смены руководства в ЦБ, чтобы воспользоваться периодом организационной перестройки в ведомстве.)

На Петербургском форуме Набиуллина выступала уже фактически как руководитель ЦБ – не просто по формальным основаниям, но и содержательно. Из ее выступлений и комментариев можно понять, что она, скорее всего, выступает за политику жесткого таргетирования инфляции, которой придерживался и Сергей Игнатьев.

Можно даже сказать о некотором типическом сходстве этих двух руководителей. Сергею Игнатьеву не раз приходилось действовать под довольно сильным внешним давлением. Уместно вспомнить и настоятельные советы провести разовую девальвацию рубля в 2009 г., и ожесточенные дискуссии вокруг системы страхования вкладов. Игнатьев не вступал в конфронтации и политические споры, но твердо вел свою линию. Что самое важное для банковской сферы – он проводил реформы и решения постепенно, последовательно, в приемлемом для рынка темпе.

Эльвира Набиуллина, похоже, придерживается этого же стиля: гнуть свою линию без лишних споров и лобовых столкновений. Кроме того, в Петербурге она уже высказала приверженность идеям разумного монетаризма, заявила о том, что контроль за инфляцией остается важнейшим приоритетом, а рост экономики надо стимулировать структурными реформами и улучшением инвестиционного климата. То есть и психологически, и идеологически она, скорее всего, сохранит ориентиры и самостоятельность ЦБ в вопросах кредитно-денежной политики.

Никто не может быть на 100% уверен в том, что произойдет в ближайшие недели или месяцы, какие будут приняты решения. И хотя наш исторический опыт показывает: как только правительство начинает успокаивать граждан, что ни дефолта, ни девальвации не будет, происходит противоположное – хочется верить, что так было раньше, а сейчас будет иначе. В условиях некоторой неопределенности особое значение приобретают факторы, по поводу которых есть достаточная уверенность. Приход Наибуллиной на пост руководителя ЦБ стоит признать таким фактором, повышающим определенность. Ее позиция известна, ее роль весома. Возможно, этот фактор окажется решающим, и задача таргетирования инфляции сохранит свой приоритет над предложениями стимулировать рост за счет девальвации. Если так, то искусственной девальвации не будет.

Что же касается идеи о необходимости сбросить «переукрепленность» рубля, о которой говорят некоторые эксперты, то, если такая «переукрепленность» и была, она, будем надеяться, уже вполне отыграна естественной реакцией рынка на разговоры о девальвации.

Автор – зампред совета директоров «Нордеа банка»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать