Финансы
Бесплатный
Максим Коровин

В борьбе за звание МФЦ Москва добилась прогресса в части инфраструктуры

Конкуренция финансовых центров заключается в соревновании технологий и институтов, которые призваны обеспечить инвесторам наиболее комфортные условия для финансовой деятельности

Можно с уверенностью констатировать, что одним из глобальных трендов в последние несколько лет стал заметно возросший интерес международных инвесторов к локальным рынкам. В первую очередь это относится к долговым рынкам: благодаря скоординированным усилиям центральных банков ставки по облигациям в развитых странах находятся вблизи рекордно низких значений и подталкивают таким образом инвесторов к поиску более доходных активов. В качестве таковых инвесторы начинают рассматривать локальные облигации в национальной валюте различных стран; в прошлом году эти облигации значительно обогнали по доходности бумаги, номинированные в твердой валюте. Еще одним свидетельством подъема инвестиционного интереса, в частности, к российскому рынку и нашей национальной валюте является увеличение объемов размещения рублевых бумаг иностранными эмитентами.

Одним из следствий роста популярности локальных рынков стало обострение конкуренции между странами и городами за звание финансового центра. На мой взгляд, конкуренция заключается, в первую очередь, в соревновании технологий и институтов, которые призваны обеспечить инвесторам наиболее комфортные условия для финансовой деятельности. И можно не сомневаться, что победителем в этой гонке станет страна с наиболее продвинутой национальной рыночной инфраструктурой. Однако очевидно, что без тесной интеграции национального рынка (и его инфраструктуры) с международными расчетными системами достижение этой цели невозможно.

В этом отношении довольно интересной представляется динамика соперничества за титул регионального финансового центра между Москвой и Стамбулом. Исторически так сложилось, что в этой гонке – с точки зрения рыночной инфраструктуры – фаворитом является Стамбул, а Москва выступает в роли догоняющего. Объяснение очень простое: закон о рынках капитала Турция приняла в 1981 г., а в России это произошло только 15 лет спустя – в 1996 г.; в Турции центральный депозитарий начал свою деятельность в 2001 г., а в России это произошло лишь в конце прошлого года.

И, тем не менее, шансы на победу в этой борьбе у Москвы растут. Напомню о важных шагах, предпринятых российскими регуляторами для совершенствования рыночной инфраструктуры буквально в течение последних нескольких месяцев.

В первую очередь отмечу запуск «прямой связи» между Euroclear и российским центральным депозитарием в феврале этого года. Для реализации проекта российским регуляторам и представителям Euroclear понадобилось более года совместной работы. В частности, был радикально либерализован рынок ОФЗ: сначала его участники получили возможность торговать государственными бумагами на единой платформе с корпоративными выпусками, а через какое-то время был снят запрет на внебиржевое обращение ОФЗ. Помимо этого, Минфин также пошел навстречу пожеланиям Euroclear, освободив иностранных инвесторов от уплаты налога с купонных выплат по госбумагам.

С приходом Euroclear в Россию иностранным инвесторам в ОФЗ в одночасье стал доступен весь спектр продуктов и услуг, предоставляемый международными расчетными системами. С другой стороны, открытие рынка ОФЗ для иностранных участников привело к существенному росту рыночной доли нерезидентов на нем. Расширение базы инвесторов на фоне улучшения торговой ликвидности позволило Минфину снизить стоимость заимствований на внутреннем рынке. Можно утверждать, что с приходом Euroclear и Clearstream разрыв между Россией и Турцией по уровню развития рыночной инфраструктуры (по крайней мере, для иностранных инвесторов) сократился на пять–шесть лет.

Еще одним важным нововведением стал запуск на Московской бирже расчетов в режиме «Т+2». Предполагается, что в полной мере этот проект будет реализован до конца года и приведет к появлению для инвесторов более комфортных условий: во всем мире торговля с отложенными по времени расчетами признана более удобной практикой и распространена повсеместно. В частности, Стамбульская биржа позволяет участникам рынка совершать сделки со сроком расчетов до 90 дней.

Проблем, требующих самого пристального внимания со стороны регуляторов, по-прежнему остается много. В частности, в ближайшее время мы ожидаем решения вопроса с налогообложением локальных корпоративных облигаций, принадлежащих нерезидентам. Как только законодатели примут решение, международные расчетные системы смогут начать обслуживание этих бумаг и подстегнут таким образом приток в нашу страну портфельных инвестиций.

Сейчас Euroclear/Clearstream не осуществляют операции с негосударственными ценными бумагами из-за налоговых затруднений. Однако недавно Минфин и правительство договорились, что инвесторы, находящиеся в странах, с которыми у России подписано соглашение об избежании двойного налогообложения, будут освобождены от уплаты налога на купонные выплаты. Это должно снять все препятствия на пути Euroclear/Clearstream. Но помимо налоговых вопросов регуляторы могут сделать еще многое для улучшения финансовой инфраструктуры: в частности, повысить прозрачность внебиржевого рынка, расширить возможности для секьюритизации (у нас проработан механизм секьюритизации ипотеки, но есть еще авто- и потребительские кредиты), начать работу по переводу финансовых инструментов в дематериализованную форму (т. е. из документарной в бездокументарную), что повысит уровень защиты прав инвесторов, отказаться от такого архаизма, как приостановка торгов облигациями для осуществления купонных выплат.

Автор - старший аналитик «ВТБ капитала». Материал подготовлен в соавторстве с Михаилом Галкиным, руководителем отдела анализа кредитных рынков “ВТБ капитала”

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать